Игра Лукашенко

Заседание совета министров Союзного государства (СГ) в Бресте не продвинуло российско-белорусские отношения из тупика ни на шаг. По данным, представленным российской стороной, претензии Минска на заседании не рассматривались – другой формат. В заявлениях белорусской стороны читается полученный от России отказ. Таким образом, конец 2018 года ничем не отличается от концов прошлых лет, когда Минск и Москва ссорились то по ценам на газ, то по условиям допуска белорусской молочной продукции на российский рынок, то по поставкам российской нефти на белорусские НПЗ. Как и в прежние годы, надежда на нормальную развязку зависит от встречи президентов двух стран, которая может состояться до конца года.

 

В конце каждого года президент Белоруссии Александр Лукашенко, выражая недовольство Москвой, угрожает свернуть работу в межгосударственных альянсах. И каждый раз в последний момент союзникам удается найти компромисс.

Сегодня противоречия между Минском и Москвой назрели по двум вопросам: «налоговый маневр», предпринятый Россией, а также традиционное недовольство Белоруссии высокими ценами на газ.

«Налоговым маневром» названа отмена Россией таможенных пошлин, которые платили экспортеры нефти, и введение налога на добычу полезных ископаемых, который платить будут те же экспортеры. Нюанс же в том, что своим компаниям Россия будет восполнять издержки. У Белоруссии таких возможностей нет.

По словам министра финансов Белоруссии Максима Ермолович, республика до 2024 года, когда завершится «налоговый маневр», может потерять до 12 миллиардов долларов – в зависимости от стоимости нефти. Избежать потерь Минск хочет, получив компенсацию от Москвы. «Надеюсь, что в ходе переговоров… найдем решение этой проблемы в ближайшее время», – сказал Ермолович.

Для чего, по какой логике Москве нести такие сумасшедшие издержки, белорусский министр не пояснил. Президент Лукашенко, конечно, более откровенен, – Россия, фактически, должна платить за союзничество.

Особенно не дает покоя белорусскому лидеру стоимость газа. «Осложнения» начинаются под Новый год, когда, подводятся итоги и ставятся цели на будущий. Из года в год Лукашенко, взывает к справедливости, – не может быть разной стоимости газа в Союзном государстве. На саммите глав государств СНГ в Санкт-Петербурге в начале декабря Александр Григорьевич договорился до недопустимого: «В Великую Отечественную войну белорусы и русские в одном окопе против немцев воевали, а теперь русские немцам газ дешевле продают, чем белорусам!»

Россия поставляет газ Белоруссии по 129 долларов за тысячу кубометров. Лукашенко хочет платить 70 долларов, как в приграничье – Смоленской области. «Ну, не может быть такой разницы! Наша продукция из-за такой цены на газ неконкурентоспособна на российском рынке», - заявил он на специальной встрече с российскими журналистами.

Что же получается по логике белорусского лидера? Россия должна давать газ Белоруссии дешевле, чем даже в некоторых своих регионах, чтобы белорусский производитель потеснил российского на российском же рынке? Желание понятное, но вряд ли исполнимое. При том, что и союзничество Александром Григорьевичем как-то своеобразно истолковывается.

Союзничество России в отношении Белоруссии – дешевые углеводороды, необходимая политическая и при случае военная помощь. Что же до партнерства в обратном направлении, то тут туманно. Слов бравых много, но когда речь как-то зашла о совместном противостоянии антироссийским санкциям, о бойкоте западной продукции, то Минск незаметно отошел в сторону, солидаризовавшись на словах. Более того, на российском рынке вдруг вплыли креветки и иная океаническая живность с ярлыком «Изготовлено в Белоруссии». Можно было, конечно, поверить в то, что у Минска в одночасье появился морской флот в связи с внезапно открывшимся прямым доступом к морям-океанам, но «белорусские яблоки» сильно, как две капли воды, походившие на подпавшие под запрет польские, погнали воображение несколько в другом направлении. Зато принципиальность Лукашенко незыблема, когда речь заходит о приватизации и допуске к ней российских компаний. Или об открытии российской военной базы, хотя российская сторона в данном случае дезавуирует, как правило, подобную информацию – бессмысленно базу держать в Белоруссии.

Лукашенко неуступчив, он тяжелейший переговорщик, а то и невозможный, когда речь заходит о вопросах, в которых хоть гипотетически вырисовывается малейшая, на его взгляд, угроза личной власти. Он цинично не скрывает, что все межгосударственные альянсы и союзы ему нужны только по одной причине – возможности получать углеводороды и иное сырье или продукцию по льготной цене. И не более.

Собственно, политика Лукашенко – политика качелей – это давно уже секрет Полишинеля. Недоразумения-противоречия с Россией – пол-оборота и улыбка Западу. Запад начинает поддавливать по демократической линии – быстро под крыло России. Вот и сейчас, едва извинившись перед Владимиром Путиным за сравнение газовых поставок с Великой Отечественной войной, Лукашенко встретился с послом Германии в Белоруссии Петером Деттмаром и выразил недовольство недостаточным вниманием Запада к его стране. «Если Россия дальше будет проводить свою политику, мы, конечно, будем уходить на другие рынки… Это аксиома для любого государства. Нельзя замыкаться даже на самое дружественное и братское государство – один рынок, не имея других», – сказал он на состоявшейся в те же дни встрече с главой Карелии Артуром Парфенчиковым,.

Сейчас президент Белоруссии отошел, пользуясь боксерской терминологией, на дистанцию в ожидании реакции России, и маневрирует «поодаль». В 2016 году Россия на его паузу сама ответила паузой. Ее Лукашенко истолковал своеобразно и за газ стал платить так, как хотел сам, объявив в очередной раз во всеуслышание российскую цену несправедливой. Но играть в молчанку все время невозможно. Когда настало время говорить, Минску все-таки пришлось доплатить ту сумму, которая была им «вычтена» на представлениях о справедливости.

Москва и сейчас держит паузу, и Лукашенко посылает месседжи высказываниями на различных мероприятиях. В частности, на встрече с представителями российских СМИ в конце недели он заявил, что не требует от Москвы низкой цены на газ. Требует лишь… нормальной. Он жаловался на политику России, которая – да, оказывает финансовую поддержку, но ставку по кредитам держит более высокую, чем МВФ.

На встрече с Путиным, по словам Лукашенко, будет рассмотрен упомянутый «налоговый маневр», чтобы «не было так, что руководитель сдал Белоруссию за «бочку нефти». В этом ряду он плавно перешел на тему суверенитета, подчеркнув, что ни малейших уступок не будет. «С Россией я границу не восстанавливаю… суверенитет для Белоруссии – это святое… Если нас хотят, как Жириновский предлагал, поделить на области и впихнуть в Россию – этого не будет никогда. И если такими категориями руководство России мыслит – это во вред самой России», – заявил Лукашенко.

России «досталось» и за ситуацию на Украине. Лукашенко покритиковал и Киев, но больше при этом сообщил о том, что пытался в ходе встречи с Путиным донести до него: «Я недавно Владимиру Владимировичу сказал: слушай, мы с тобой скоро Господа будем просить, чтобы там (в Украине) было НАТО, а не отмороженные националисты с ружьем... Вас не удивляет, что в этот момент США выходят из договора об ограничении ракет малой и средней дальности. А теперь представьте на минутку, что у меня под Гомелем будут стоять ракеты с ядерными боеголовками, а у вас под Ростовом. Каково? Мы что, этого хотели? Поэтому пока не поздно, надо башку в руки взять и не кричать гвалтом, а что-то сделать, чтобы это прекратить». Он считает, что без участия США «никакая Европа, Меркель или Макрон проблему не решат», а вот «мы втроем – Россия Белоруссия, Украина, решить можем». Он считает, что надо сесть и подумать сообща, а для начала отказаться от взаимных нападок. Все это звучало примерно в менторском тоне – это главное, о чем надо заботиться и решать, а то устроили газовые какие-то препирательства…

Вот на таком фоне готовятся переговоры президентов союзных государств, которые по взаимной договоренности должны состояться до конца уходящего года.

 

Михаил Симонов

 


Другие материалы

-
-