Кавказская платформа стабильности и сотрудничества может быть реализована

Сегодня в Москве пройдет первая встреча российско-турецкой комиссии по Сирии. Как заявил пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, в ходе вчерешней встречи в Санкт-Петербурге президенты России и Турции поручили создать механизм, который будет состоять из комиссий с представителями разведки, военных и дипломатических представителей с каждой стороны. «Сирийский вопрос был одним из ключевых на повестке дня лидеров, но проблема в том, что сложно оценить степень доверия и механизмы работы. До сбитого самолета была связь между генштабами, но она не сработала. Поэтому говорить об эффективности создаваемых механизмов в отношении Сирии мы практически не можем», - полагает научный сотрудник Института востоковедения РАН Станислав Притчин.

Он считает более реалистичной реализацию экономических проектов, в первую очередь «Турецкого потока». «Для «Газпрома» выгодно реализовать этот проект, но проблема заключается в том, что одна ветка позволяет обеспечить снабжение Турции газом российским, однако не позволяет хотя бы частично окупить те вложения, которые уже были сделаны еще под «Южный поток». По признанию Алексея Миллера, было вложено 4,5 млрд евро в российскую инфраструктуру - чтобы дотянуть трубопровод до Анапы, чтобы закупить трубы, которые сейчас фактически списываются на балансе. «Газпром» заинтересован запустить хотя бы одну ветку. Но для того, чтобы окупить вложения, необходимо создавать возможности для дальнейшего транзита через Турцию в южные страны Европейского союза».

Станислав Притчин акцентировал внимание на стремлении «Газпрома» исключить Украину из поставок после 2019 года, когда закончится транзитный контракт. «Реджеп Эрдоган заявил о том, что есть и TANAP, который строится. В этом контексте интересна встреча в Баку [лидеров России, Азербайджана и Ирана]. Это встреча трех поставщиков углеводородов в ЕС – действующих и потенциальных. Три страны будут бороться за южный рынок Европейского союза, но излишняя конкуренция сыграет на руку ЕС, который проводит сбалансированную, долгосрочную продуманную политику, когда выставляются единые условия для всех поставщиков. Теперь мы видим, что три ключевых поставщика начинают диалог между собой. Это не картель, но это согласование каких-то условий поставок, чтобы не создать эту конкуренцию», - полагает эксперт.  

По его мнению, тот факт, что в контексте «Турецкого потока» Эрдоган говорит о TANAP, свидетельствует о том, что перспективы новой структуры энергетических поставок в Европейский союз обсуждаются.

Станислав Притчин

Напомним, что в разгар пятидневной войны в Южной Осетии Реджеп Тайип Эрдоган, занимавший в то время пост премьер-министра, выступил с инициативой создания нового межгосударственного союза, в который бы могли войти Армения, Грузия, Азербайджан, Россия и Турция. Инициаторы создания союза предложили для него название - «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества».

«Мы не можем говорить, что идет возвращение к идее кавказской платформы, которая возникла 5 лет, но активность и последовательность переговоров Владимира Путина (в Баку с Ильхамом Алиевым и Хасаном Рухани; в Санкт-Петербурге с Реджепом Тайипом Эрдоганом; в Москве с Сержом Саргсяном) свидетельствует о том, что возможно создание подобного рода форматов взаимодействия кавказских государств с вовлечением всех трех крупнейших внешних игроков - России, Турции и Ирана. Диалог идет активный, в разных форматах, с обозначением наиболее горячих точек, в том числе и Нагорного Карабаха. Это позитивный сигнал. Начало августа стало очень интересным и динамичным этапом в развитии ситуации в регионе», - убежден Притчин.

 


Другие материалы

-
-