Япония готовится конкурировать с Китаем в Центральной Азии

22 октября премьер-министр Японии Синдзо Абэ начинает шестидневное турне по странам Центральной Азии. Это первый визит главы правительства Японии в регион с 2006 года. Ожидается, что переговоры японского премьера с лидерами стран ЦА в основном будут посвящены энергетике. Япония хочет добиться от государств региона сотрудничества по своей формуле "технологии в обмен на ресурсы". Эксперты считают, что визит может стать противовесом растущему влиянию Китая в регионе, а также поможет повысить роль Японии в Центральной Азии.

В Ашхабаде премьера Японии Синдзо Абэ ожидает подписание большого соглашения на разработку крупнейшего месторождения "Галкыныш". Корпорации Mitsubishi, Chiyoda, Sojits, Itochu и JGC заключили с государственной корпорацией "Туркменгаз" рамочное соглашение на обустройство части месторождения "Галкыныш", откуда и возьмет начало газопровод ТАПИ, который свяжет четыре страны региона – Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию. Предполагается, что Япония вложит в этот проект около 10 млрд долларов. Еще два миллиарда долларов Токио готов инвестировать в порт Туркменбаши.

Как ранее сообщал "Вестник Кавказа" Ашхабад заявил о начале работ по строительству трансконтинтального трубопровода, протяженностью 1 735 км и объемом свыше 30 млдр кубометров газа в год. Часть трубы, длинной 215 км, которая пройдет по туркменской территории Ашхабад построит за свой счет. Руководить проектом будет глава консорциума TAPI Ltd – "Туркменгаз". Как сообщает "Нейтральный Туркменистан", специалисты ГК "Туркменгаз" проводят комплекс технических и геологических исследований на трассе будущей газовой артерии от месторождения "Галкыныш" до границы с Афганистаном. Местные специалисты провели топографическую съемку на 160-км участке. Инженерно-геологические изыскания выполнены на 50 км трассы. В ближайшее время полевые работы завершатся в барханной зоне Каракумов и начнутся в горной местности. "Участники этого проекта вплотную подошли к началу его практической реализации – прокладке линейной части трубопровода", – сообщает туркменское издание.

История этого газового проекта уходит корнями в начало 1990-х годов, когда прикаспийские страны и их месторождения углеводородных ресурсов оказались в центре внимания многих государств и нефтегазовых компаний. Однако тогда проект в силу различных причин так и не был реализован. Одной из причин была нестабильность в Афганистане.

И сегодня ситуация в Афганистане развивается не в пользу Туркменистана. Вчера стало известно, что "Талибан" атаковал несколько блок-постов в афганской провинции Фарьяб на границе с Туркменистаном, сообщает агентство Khaama Press. По словам главы законодательного собрания провинции, депутата Сейида Абдулбакы Хашими, серьезная угроза нависла над уездом Гормач, селения которого один за другим переходят под контроль экстремистов и иностранных наемников. Он также отметил, что в этом уезде нет государственной власти, "боевики и иностранные наемники появились на местном базаре", среди которых и выходцы из Туркменистана. "Они контролируют участок туркмено-афганской границы от Бала Мургаба до уезда Довлетабад", – сказал Хашими.

Информацию об эскалации сил Талибана подтвердил туркменской службе Радио "Свобода" депутат парламента Афганистана от провинции Фарьяб Бешир Ахмет Таянч. По его словам, около 2000 боевиков действуют в провинции Фарьяб. Власти страны, по его словам, увеличивают силы безопасности в приграничной зоне. Ранее этнические туркмены в Афганистане сформировали группы ополчения для борьбы с боевиками. Он считает, что этого может быть достаточно, чтобы остановить талибов.

Туркменистан, столкнувшись с угрозами атак со стороны радикалов Афганистана, вряд рассчитывает на афганские силы безопасности, скорее пытается найти поддержку у США. Тем более президент США Барак Обама заявил о необходимости притормозить вывод американских войск из Афганистана. Это заявление совпало с визитом туркменской делегации во главе с министром иностранных дел Рашидом Мередовым в Вашингтон. На двусторонних консультациях обсуждалась тема безопасности страны. Как сообщила пресс-служба Госдепартамента США, во встрече приняли участие первый заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен, заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Роуз Готтемюллер и помощник госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Ниша Десаи Бисвал. При этом в беседе Блинкена с Мередовым речь шла "о разного рода двусторонних и региональных вопросах". "Общение же с Готтемюллер было посвящено по большей части вопросам региональной безопасности и энергетики", – говорится в сообщении пресс-службы Госдепа США.

Как отметил директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев, вполне можно предположить, что существуют предварительные договоренности: Япония получает месторождение "Галкыныш", начинается строительство ТАПИ, что всегда соответствовало американским интересам. В частности, в американского рамках проекта "Большой Центральной Азии", смысл которого заключается в сотрудничестве между регионом "АфПака" (Афганистана-Пакистана) и Центральной Азией, с целью способствовать экономической стабилизации "АфПака". Американцы получают военный аэродром "Мары-2", который всегда хотели получить, и дают гарантии безопасности Туркменистану. Подобная "связка" между американскими геополитическими интересами и японскими экономическими интересами не нова, она наблюдается в Азии довольно часто. "В пользу изложенной версии свидетельствует не только визит японского премьера в регион и планы строительства ТАПИ, но и визит министра иностранных дел Туркмении Рашида Мередова в США, а также недавнее заявление туркменского МИДа в адрес Нурсултана Назарбаева (и, косвенно, главы РФ Владимира Путина), о том что на туркменско-афганской границе все в порядке, и не надо говорить о наличии там каких-то угроз. Вполне резонно предположить, что Ашхабад дал понять России и Казахстану, чтобы они "не лезли" в туркменские дела, так как Ашхабад собирается обо всем договориться с Западом", – сказал "Вестнику Кавказа" Андрей Казанцев.

Однако, по мнению эксперта, эта комбинация, скорее всего, обречена на неудачу, что будет видно в течение ближайших лет. "Во-первых, ситуация в Северном Афганистане и конкретно на туркменско-афганской границе такова, что построить ТАПИ сейчас не удастся. Для этого сначала надо провести массированную операцию по наведению порядка в Северном Афганистане. С учетом того, что американцы постепенно уменьшают свое присутствие в Афганистане, а боеспособность афганской, да и туркменской тоже, армий для этого явно недостаточна, возникает резонный вопрос, кто эту операцию проведет? Пока такого ответа нет", – сказал Казанцев.

Во-вторых, он отметил, что американцы сохраняют свое остаточное присутствие в Афганистане не в последнюю очередь потому, что с этим связана личная репутация президента Барака Обамы, "поставившего" в свое время на стабилизацию в Афганистане и сделавшего это предметом своей стратегии – той самой упомянутой "стратегии Обамы" или "АфПака". "Если ситуация в Афганистане стремительно "просядет", то пострадает место Обамы в истории. Оппоненты ему припомнят не только наступление "Исламского государства"  в Ираке и то, как разбежалась там созданная американцами с большими материальными затратами местная армия, но и полный провал афганской политики, на которую было затрачено еще больше денег", – подчеркнул Казанцев.

Однако Обама уходит примерно через полтора года. Среди новых приоритетов США, как отметил эксперт, будут – борьба с "ИГ" и политика на Ближнем Востоке, противостояние влиянию России на постсоветском пространстве и политика относительно Китая. "Афганистана там не будет уже точно. Соответственно, США, даже с учетом гипотетического ТАПИ, такого уж интереса к стабильности в регионе долго проявлять не смогут. Ведь это стоит миллиарды долларов. Скорее, всего американцем будет выгодно передать ответственность за нестабильный Афганистан и все связанные с этим "головные боли", так как ситуация там все больше обостряется, Китаю и другим сопредельным странам", – считает Андрей Казанцев.

В-третьих, на всю эту комбинацию с японцами, американцами и ТАПИ с большим недовольством будут смотреть и Москва и, что важнее всего, Пекин, который является ключевым инвестором и покупателем природного газа у Туркменистана.

В-четвертых, туркменский режим является одиозным для Запада. Президент Гурбангулы Бердымухамедов провел определенную либерализацию, но по западным меркам ее явно недостаточно. Вашингтон не сможет без серьезных имиджевых потерь слишком тесно связать себе с Ашхабадом.

Не менее насыщенная программа ожидает японского премьер-министра в Астане и Ташкенте. У Казахстана и Узбекистана есть уран, у Японии - высокие технологии. Хотя после аварии на АЭС "Фукусима-1", Токио поменял энергетическую стратегию страны, были закрыты почти все атомные станции, которые обеспечивали 30% энергопотребления в стране, Япония готова оказать помощь партнерам. Сама же Япония перешла на СПГ и уголь, а посему выросла зависимость страны от внешних поставщиков. Япония проявляет интерес к нефтегазовой отрасли Казахстана. Там одним из примеров подобного сотрудничества стала деятельность в Каспийском море японской корпорации JOGMEC, которая активно сотрудничает с национальной компанией "КазМунайГаз". Японская компания ведет разведывательные работы на шельфе Северного Каспия.

Узбекистан становится вторым наряду с Казахстаном центром притяжения иностранных инвестиций в Центральной Азии. Объем японских инвестиций в текущем году в экономику Узбекистана составил 3,8 млрд Япония инвестирует проекты в сфере железнодорожного транспорта, нефти и газа, проекты в энергетике, горном деле, автомобилестроении, телекоммуникациях, электронике, текстильной промышленности. В Узбекистане открыты представительства крупных японских корпораций, таких как Mitsu, Mitsubishi.

Хотя финансовые возможности у Японии не такие большие, как у Китая, Токио может составить конкуренцию Пекину в регионе Центральной Азии. 


Другие материалы

-
-