Человек из Подольска. Комедия абсурда как драма повседневности

Пьеса современного драматурга Дмитрия Данилова «Человек из Подольска» идет в различных городах России: Москве, Самаре, Норильске, Йошкар-Оле, Иркутске, Красноярске, Минске, Челябинске, Ярославле и др. В Санкт-Петербурге в текущем сезоне сразу два театра обратились к этому абсурдистому сюжету: Театр на Литейном и Приют комедианта. Мы остановимся на работе Михаила Бычкова, поставившего в театре Приют комедианта спектакль о человеческой нелюбознательности и неумении быть счастливым.

Все герои пьесы – безликие персонажи, нарисованные и названные драматургом максимально обобщенно. В истории противоборствуют две иерархические структуры: полицейские и заключенные, временно взятые под арест: Человек из Подольска и Человек из Мытищ. Абсолютная власть, которой обладают стражи закона, – двигатель сюжета. Пробуждение сознательного отношения к окружающему миру и своей жизни – задача, которую выполняют супергерои-полицейские, выуживая среди прохожих скучные и безынициативные лица, нуждающиеся в помощи. В дежурной части они анализируют жизнь заключенных и диагностируют ментальную болезнь. Нарушением закона становится не экстраординарный поступок, а ежедневная лености души и умственная деградация – то, чем грешат многие.

Происходящее в участке больше всего напоминает сумасшедший дом: полицейские пытаются выяснить у главного героя исторические данные о Подольске, проблемы личной жизни, а также просят нарисовать урбанистические пейзажи, которые он ежедневно наблюдает. Уныло подчиняясь абсурду ситуации, в основном из страха, Человек из Подольска (Дмитрий Лысенков) соглашается на определенный эксперимент над своей личностью. Он рисует картины своего ежедневного существования и тотальный взгляд на жизнь, бесконечно разочаровывая сотрудников полиции своей недалекостью и неактивностью.

Мужчины-полицейские проявляют себя как высокоинтеллектуальные, довольно жесткие и прямолинейные личности. Сергей Власов и Виталий Кононов рисуют образы исключительно психологично, не утрируя и не ударяясь в характерность. Марина Солопченко, женщина-полицейский, играет человека, полного энтузиазма и восторженно относящегося ко всему окружающему миру. Замечательна сцена, когда она описывает свои впечатления от путешествия на электричке. Её восхищение обыденным, умение во всем увидеть самобытность – некая болезненная эстетизация действительности. В отличие от Человека из Подольска, она умеет наслаждаться жизнью и культивирует все происходящие с ней события.

Сценография Эмиля Капелюша колеблется на грани бытовой функциональности и метафорической многозначности. Типичный образ дежурной части с обезьянником, приемным отделением, безликой мебельной атрибутикой разрушается благодаря плакатам супергероев Marvel, развешенных по стенам. Идея спасения мира – не нова, но всегда актуальна. В финале спектакля полицейские напрямую цитируют плакат, вставая в выразительную позу. Насильственное спасение души и желание перевоспитать человека выглядит жестокостью по отношению к личности, но, как на сеансах психоанализа, оказывается действенным инструментом воздействия на корень проблемы.

Попытка понять душу главного героя и открыть ему глаза на самого себя – главная задача полицейских-моралистов. Полиция грубо нарушает границы человека и навязывает свое мировосприятие. В момент, когда степень абсурда достигает наивысшего предела, в разговор включается Человек из Мытищ (Женя Анисимов). С одной стороны, он – заключенный, но с другой – человек, вставший на путь исправления. Человек из Мытищ старательно отвечает на все вопросы полиции, радуя кругозором и аналитическим мышлением, но в то же время больше напоминает человека с нарушенной психикой, чем осознанную личность. Своеобразное очеловечивание Шариковых не всегда достигает полного успеха.

Человек из Мытищ поет гимн Москвы, механистично делится познаниями из Википедии, выкрикивает слова уважения к полицейским, при этом, подобно умалишённому, находится в изоляторе. Да и сами полицейские, танцуя мозговой танец или переносясь в своем воображении в движущуюся электричку, едущую по направлению из Подольска в Москву, напоминают механические куклы. Абсурдистское начало пьесы проявляется все мощнее: красный занавес закрывает сценическую площадку – и все становятся героями театрального действия.

Эмоционального пика Человек из Подольска достигает в сцене осознания, что над ним издеваются, полагая, что город Подольск не хуже, чем Амстердам. Полнейшее отчаяние и нежелание признать собственную беспомощность и безнадежность охватывает героя. Первый полицейский рассказывает притчу о том, что человек самостоятельно делает свой выбор в этом прекрасном и богатом на события мире. Ответственность и сознательное проживание жизни, постоянный духовный рост – наивысшие цели человеческого существования.

Комедия абсурда постепенно превращается в огромную драму повседневности. Человеку нужно созреть душой, чтобы принять, что во всех своих неудачах виноват он сам. Что не мир жесток, а он – безволен. Что от его поступков, отношения к окружающим зависят те эмоции и то будущее, которые его ждут. Прогнозирование положительного, умение ждать и ставить цели, желание созидать и ценить настоящее – оплот для счастливого будущего. Спектакль Михаила Бычкова, подобно сеансам психоанализа, ставит под сомнение привычное восприятие действительности и позволяет пересмотреть человеческие ценности, а также, благодаря лечебной терапии смехом, принять себя.

 

Елизавета Ронгинская

фото: Наталья Кореновская

 

Читайте по теме


Другие материалы

-
-