Четыре точки потенциального конфликта Россия-НАТО

"Страны-члены НАТО завели в  тупик режим контроля над обычными вооружениями в Европе. Наши попытки спасти его натолкнулись на жесткое идеологизированное противодействие. Все идеи о том, чтобы вернуться к этой теме сейчас, могут иметь смысл исключительно в том случае, если Североатлантический альянс осознает абсолютную бесперспективность ультиматумов, нацеленных на получение односторонних преимуществ", - заявил, выступая на 71-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров.

Большинство экспертов признает, что, несмотря на общую угрозу терроризма, РФ и НАТО остаются оппонентами по большинству принципиальных вопросов, а возможное сотрудничество ограничивается лишь узким числом тем.

Доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко напоминает, что в 1997 году Россия и НАТО заключили основополагающий акт, где были расписаны правила игры: НАТО не будет размещать крупные воинские контингенты на территории новых членов альянса, не будет размещать ядерное оружие, а будет вести с Москвой диалог по европейской безопасности. "С Уэльского саммита все это рухнуло. НАТО в декабре прошлого года сказала, что продлевать основополагающий акт в прежней форме не будет. Альянс будет наращивать военную группировку в Восточной Европе и подталкивать Германию к наращиванию военной активности в этом регионе", - прогнозирует эксперт.

Он напомнил, что весной прошлого года МИД РФ предлагал вариант: "Если не хотите основополагающий акт, то и не надо. Тогда давайте заключим договор о нейтральном статусе четырех жизненно важных для нас стран - Финляндия, Украина, Молдавия и Грузия".

"Нам отказали в этом. То есть, нейтралитет этих стран тоже не гарантирован, - посетовал Фененко. - Весь регион от Балтийского до Черного моря наполнен точками, в которых велик риск военного столкновения России и НАТО. Первая точка, самая болевая – Приднестровье, которое не имеет с Россией ни морских, ни сухопутных границ. Наша группировка там остается отрезанной. НАТО разворачивает в Румынии военную инфраструктуру. Представим, что Украина и Молдавия начинают военную операцию против наших войск в Приднестровье, туда подключается Румыния, и нам заявляют, что вступление в войну - это война с НАТО".

Не менее опасной эксперт считает ситуацию в Балтийском море: "Истерика в Швеции и в Финляндии - это попытка не просто втянуть их в НАТО, это попытка перекрыть нам акваторию Финского залива. Тогда Калининград остается отрезанным от территории остальной России. С нами даже могут не начинать войну. Нам просто скажут: "Вот такая ситуация. В чем вы готовы пойти нам на уступки, например, по Украине или по Сирии?"".

Третей болевой точкой Фененко назвал Сирию: "Идут разговоры о бесполетной зоне. Как они будут ее осуществлять? Это военный конфликт с нашими системами ПВО и авиацией".

Четвертый потенциально конфликтной территорией эксперт считает Кавказ: "Остается напряжение вокруг Грузии. Недавние попытки разместить там инфраструктуру НАТО, показывают, что кавказское направление тоже до конца не заглохло. Учитывая активизацию антироссийских сил в Армении, которую мы наблюдаем в последнее время, здесь тоже может возникнуть очаг напряженности".

Резюмируя, Фененко заявил: "Опасность возможного конфликта России и НАТО - это что-то вроде войн за наследство XVIII века. Когда мы ведем войну на территории какой-то третей страны, которая переживает кризис, до того, как кто-то кого-то принудит к выгодному миру. Поэтому от нас требуются силы быстрого реагирования, быстрое принятие политических решений и возможность иметь соответствующий военный потенциал".


Другие материалы

-
-