«Обрыв». История о духовном одиночестве

В Санкт-Петербургском ТЮЗе состоялась премьера – Анатолий Ледуховский выпустил спектакль «Обрыв». Автор инсценировки – Адольф Шапиро, художественный руководитель проектов ТЮЗа. Роман Ивана Гончарова рассказывает о жизни молодых людей в провинции и их духовных притязаниях, спектакль – вскрывает потаенные стороны человеческой души и погружает в фантасмагорию повседневности.

Человеческие страсти разрушают траекторию мысли, философские размышления вторичны реальности, а мечты несостоятельны – транслирует премьерный спектакль ТЮЗа. Художественное пространство «Обрыва» – пустая сцена с трансформирующейся стеной, периодически вырастающей в тот самый заветный обрыв, на котором, по художественному замыслу режиссера, «свил свое гнездо» Марк Волохов.

Черно-красная тональность спектакля, художником которого выступил Андрей Щаев, подчёркивает мрак человеческой души. Музыкальные композиции Марии Галкиной и эхо голосов говорящих в микрофон артистов добавляют мрачности картине. Художник по свету Игорь Фомин поместил персонажей в темное пространство, сиротливое и одинокое. Красные и синие световые лучи делают объемными однотонные костюмы персонажей, словно раскрашивают эскизы жизни цветными чернилами – теплыми красными и холодными синими. Так оживает человек, наполняясь любовью: мир приобретает краски, когда в сердце царит чувство. Всю жизнь человек мечется между светом и тьмой, жаждет самосожжения, пытается прийти к Богу и найти себя.

Световые лучи акцентируют внимание на главных героях спектакля и, одновременно, главных героях романа, который пишет Борис Райский. Молодой человек вернулся в родное имение спустя 15 лет. Ища в деревенской тиши духовного покоя и счастья, Райский испытывает разочарование – чудесное и беззаботное прошлое (картины которого зрители видят на проекторе в формате немого кино) безвозвратно ушло. Пытаясь найти смысл жизни в творчестве или любви, Райский понимает, что ни одно, ни другое не может удовлетворить его. Неприкаянность и опустошение наполняет сердце героя, в очередной раз увлекшегося таинственной и неприступной femme fatale. Чувство к ней становится маниакальной зависимостью героя, некоторое время назад зарекшегося не поддаваться чарам красоты.

Райский пишет роман про самого себя, относясь к своим эмоциям как к источнику вдохновения. Кузьма Стомаченко играет увлеченного своими переживаниями человека, который пытается пробудить чувственность и свободомыслие у своих троюродных сестер. Марфенька (Анастасия Казакова) поддается его чарам, но вот вторая сестра, Вера (Анна Мигицко), оказывается совершенна неприступна. Азартный джентльмен, пропагандирующий свободу чувств и воспевающий красоту, начинает вести себя навязчиво, всячески преследуя героиню. Философия Райского оказывается несостоятельна его поступкам, как и мысли Веры о желании выйти замуж и жить в согласии со своей совестью – увлечению Марком (Олег Сенченко). Чувства неподвластны разуму, а жизнь гораздо противоречивее художественного замысла.

Темный, холодный, линейный первый акт, в котором герои притираются друг к другу, периодически прерывается яркими всплесками – появлением второстепенных персонажей. Характерные роли жадных до любви женщин достались Анне Лебедь, играющей с вдохновением и самоотдачей. Ее Уленька, Марина и Крицкая сплелись в один клубок порока, глупости, развязности и одиночества. Попытки женщин привнести изменения в монотонный, надоевший мир, оканчиваются только нелепыми драками: жрицы любви не могут найти свое счастье. Возможно, они – воплощение того будущего, которое ждет Веру и Марфеньку, почувствовавших ветер свободы.

Пара сильных личностей – Вера и Марк – представлена в постоянной борьбе мнений и взаимной страсти. Анна Мигицко играет нервную, настойчивую и свободолюбивую героиню, которая привлекает окружающих своей самодостаточностью и красотой. Решившись на любовь, впоследствии она отказывается от нее, осознав, что этот выбор разрушил ее духовный мир.

Марк – человек, находящийся за гранью, прыгнувший с обрыва и увлекающий своей смелостью за собой. Олег Сенченко играет непредсказуемого и упрямого героя, откровенно говорящего о том, что Райский пытается завуалировать. Он предлагает Вере наслаждаться жизнью, проявляет активную жизненную позицию. Но в глубине души Вера больше похожа на сомневающегося Райского: недаром, именно эти персонажи не расстаются со своими чемоданами, постоянно находясь в ожидании перемен и не имея душевного покоя.

Во втором акте действие разворачивается динамичнее: чувственность героев, даже застенчивой Марфеньки, пробуждается. И в ступор впадают мужчины, неготовые к столь рьяному проявлению эмоций. Представление о счастье и будущем оказывается исключительно противоречиво реальности. Абсурд жизни захватывает сценическое повествование: история взаимоотношений героев постепенно превращается в комикс, словно попадая в художественное полотно романа Райского.

Развенчание мифа о счастье иронично обыгрывается в сцене общения жениха и невесты. Марфенька и Николка (Илья Божедомов) – воплощение женской силы и мужской несостоятельности. В клоунаду превращается и страсть любящих: похожие на марионетки Марк и Вера опустошены событиями. В руки Райского попадает топор, и начинается настоящая фантасмагория. Герой метафорически убивает свою любовь, наполняя чувствами страницы своего романа.

В финальной сцене вереница персонажей романа Райского напоминает похоронную процессию с восковыми цветами в руках. Персонажи прощаются со своими мечтами и иллюзиями, оставаясь абсолютно одинокими, как и героиня Антонины Введенской. В образе Бабушки, любящей своих внуков, даны намеки на того, к кому человек обращается в самые тяжелые минуты. Человеческое взросление и приближение к Богу оказываются смысловыми доминантами премьерного спектакля ТЮЗа.

 

Елизавета Ронгинская,  фото: Наталья Кореновская

Читайте по теме


Другие материалы

-
-