Осень перелома. Москва-93. Часть вторая

25 лет назад, осенью 1993 года, в столице России произошли кровавые события, итогом которых стал коренной перелом в политическом и социально-общественном устройстве страны, 01-04.10.93. – кульминация противостояния, в результате которого в России пала и система власти Советов. Об этом – вторая часть статьи журналиста и кинодокументалиста Евгения Кузнецова

 

01.10.93. с 00:30. до 03:45. в гостинице «Мир» прошли переговоры противоборствующих сторон. Сторону Ельцина представляли глава АП Филатов, зам. пред. правительства РФ Сосковец и мэр Москвы Лужков. От Руцкого и ВС были глава Совета национальностей Абдулатипов и зам.преда ВС Соколов. Итогом «саммита» стал подписанный в 04:00. протокол № 1. Он предусматривал изъятие и складирование под контролем совместных групп наблюдателей всего «нештатного» оружия Белого Дома и сокращение сил и средств его наружной охраны. Ответная мера властей: возобновление подачи электроэнергии, тепла и связи. Второй пункт протокола закреплял «согласование и выполнение правовых и политических гарантий». В 08:00. в Белый Дом прибыли инженеры и техники для того, чтобы восстановить все отключённые коммуникации. В 10:00.  в здание ВС пустили почти сотню российских и иностранных журналистов. Никто не знал, что ещё в 06:30. соглашение без обсуждения депутатами было денонсировано «верхушкой» Верховного Совета. С подачи Руцкого протокол был признан ошибочным. В 10:30 в резиденции Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II начались переговоры участников конфликта и членов Конституционного суда. Они закончились безрезультатно, благодаря непримиримой позиции Хасбулатова, который любые соглашения с Ельциным называл «ширмой», «чепухой» и «детскими играми».

02.10.93. около 11:00. был обнародован Указ Руцкого, согласно которому в отставку отправлено всё правительство РФ, сформированное Ельциным. Одновременно и.о. президента РФ призвал всех сторонников ВС к акциям неповиновения. И другим своим Указом… лишил Москву статуса столицы за поддержку Ельцина. Примерно в 11:15. отключённый от всех видов связи Белый дом неожиданно вышел в прямой эфир. История мутная, но факт остаётся фактом: Руцкой и впрямь попытался привлечь на свою сторону ВВС, воспользовавшись одним из редких тогда телефонов космической связи, весом около 8 кг. Его принесли в Белый дом иностранные журналисты. А вот свой призыв Руцкой прокричал в прямом эфире отечественной радиостанции «Эхо Москвы»: «Если слышат меня лётчики, поднимайте боевые машины! Эта банда засела в Кремле и в министерстве внутренних дел, и оттуда ведёт управление. Бомбите Москву!». Эта акция была (и совершенно справедливо) воспринята как агрессивная провокация и призыв радиостанции к мятежу. Алексей Венедиктов, тогда корреспондент, а в последствии – один из руководителей радио «Эхо Москвы» так рассказывает об этом событии: будучи в Белом Доме, он попросил на несколько минут космический телефон у своего знакомого зарубежного коллеги и предложил Руцкому в прямом эфире дать интервью для своего радио. А тот, вместо ответов на вопросы, прокричал призыв «поднимать боевые машины». По счастью, крики Руцкого в эфир от радиостанции самых-самых свободных и самых-самых гуманных демократов всех времён и народов восприняли как очередную истерику несостоявшегося вождя. В то же время 02.10.93. на Смоленской площади напротив МИД оппозиция организовала очередной митинг, который перерос в кровавое столкновение с правоохранителями. Радикалы, главным образом, от «Трудовой России» и «Фронта национального спасения» со стальными прутьями, булыжниками, палками и бутылками в руках набросились на бойцов ОМОН и принудили их отступить. Асфальт перед домом внешнеполитического ведомства страны был в пятнах крови. Воодушевлённые победой, демонстранты перекрыли Садовое кольцо баррикадой, для которой разнесли несущие конструкции, строительные леса, трибуну и ограждения объектов, подготовляемых к празднованию 500-летия Арбата. А для пущей «убедительности» зажгли старые автомобильные шины и доски. Всё пространство от Арбата и до Крымского моста заволокло едкой гарью. ОМОН не смог взять баррикаду штурмом и опять отступил, унося с собой изрядно побитых бойцов. Надежды на мирный исход политического противостояния в России растворялись в осеннем воздухе гарью баррикад. 02.10.93. со Смоленской площади CNN впервые провела прямой репортаж на всю планету. Видя решительность защитников баррикады, столичная власть, скрепя сердце, пошла с ними на переговоры. И около 21:00. манифестанты организованной колонной, ведомой нардепом Ильёй Константиновым, оставила баррикады. Исход побоища у МИД: ранены: 24 бойца ОМОН, 12 из которых госпитализированы и 5 сторонников оппозиции, из которых в больницу попали двое. После позора «гвардейцев» на Смоленке, Моссовет санкционировал митинги и другие массовые мероприятия в поддержку Верховного Совета на 03 и 04.10.93. 

03.10.93. примерно с 09:30.  на площадях и улицах, прилегающих к Садовому кольцу, а также у Киевского вокзала стали собираться многочисленные группы сторонников Верховного Совета. Поскольку митинг оппозиции был согласован только на Октябрьской (ныне Калужской) площади, милиция и ОМОН начала разгоны всех несанкционированных властями мероприятий. По обыкновению, действовали жёстко, к тому же «пепел потерь» на Смоленской площади «стучал в сердце». Били, не щадя никого. На этот раз успешно. Но толпы манифестантов прибывали и прибывали в разных местах. Для их разгона на Крымском мосту и в районе Арбата ОМОН впервые за всю тревожную осень применил гранаты со слезоточивым газом. Одновременно по «сарафанному радио» всем протестующим группам передали призыв лидера «Трудовой России»: идти штурмовать заслоны перед Домом Советов. В 14:35. столичные власти стянули на Зубовскую площадь дополнительно 350 бойцов внутренних войск. Вместе с силами ОМОН они продержались всего 6 минут. Были сметены. 10 из 12 мощных грузовых автомобилей силовиков были реквизированы мятежниками. И ушли, набитые вооружёнными, чем попало, людьми в сторону Павелецкой площади. Такое развитие событий заставили президента РФ Ельцина прервать отдых в Завидово (03.10.93. – воскресенье), и около 18.00. он на вертолёте прибыл в Кремль. А в 15:20 передовые колонны сторонников Верховного Совета остановились у здания мэрии на Новом Арбате (бывшая резиденция СЭВ). Около 16:00. они смяли милицейские кордоны, стали сметать заграждения из колючей проволоки, отгонять выстроенные в шеренгу поливальные машины. После этого ОМОН и милицейская охрана открыли по демонстрантам огонь на поражение из автоматов и пистолетов, забросали их гранатами со слезоточивым газом, поверх голов дали длинную предупредительную очередь из крупнокалиберного пулемёта. В рядах штурмующих мэрию началась паника. Между тем, обнаружилось, что в суматохе силовики застрелили двух своих. Но это дало повод к версии о вооружённых боевиках среди демонстрантов. Тем не менее, вскоре толпа вновь пошла на штурм мэрии. Натиск был столь силён, что военные и милиционеры были вынуждены отступить к зданию посольства США, после чего масса демонстрантов, числом до 3-х тысяч человек двинулась к Дому Советов.

Услышав стрельбу, от Белого Дома к мэрии рванулись 15 вооружённых автоматами АКС-74У русских нацистов. Их вели лидер РНЕ Баркашов и назначенный Руцким зам. министра обороны генерал-полковник Макашов. Они открыли огонь по остаткам группы милиционеров и военнослужащих, держащих оборону на пандусе бывшего здания СЭВ. И те скоро скрылись в нём. Чуть позже демонстранты под прикрытием вооружённых нацистов ворвались в мэрию через главный вход и захватили её. А ещё через 20 минут, выбив оттуда группу бойцов ОМОН, заняли и гостиницу «Мир», в которой был штаб столичного ГУВД. В 15:45 у 14-го подъезда – центрального входа Белого дома начался митинг. Окрылённый первыми победами, Руцкой призвал всех своих сторонников к штурму головного здания мэрии на Тверской улице и Телецентра в Останкине. Макашов поддержал призыв отборным матом.  Это означало конец мирного разрешения конфликта. В 16:00. перед отлётом из Завидово Борис Ельцин подписал Указ о введении чрезвычайного положения в Москве. Оно вступало в силу с момента подписания, однако сам документ был обнародован только в 18:00.  Примерно в это же время Анпилов и Макашов двинули колонны демонстрантов к телецентру в Останкино. Вооружённые люди передвигались на грузовиках. Не дремала и власть. Командующий внутренними войсками (будущий глава МВД) Анатолий Куликов отправил элитный отряд «Витязь» для усиления охраны телецентра. Первые грузовики, набитые вооружёнными штурмовиками Макашова, подкатили к Аппаратно-Студийному Комплексу №1 телецентра около 17:00.  Почти одновременно туда, но не к главному с улицы Академика Королёва входу, а к подъезду, что с 1-ой Останкинской улицы, с «тыла» здания, подъехали и бойцы спецназа «Витязь». В своей обычной манере, сдабривая речь отборным матом, Макашов в мегафон потребовал открыть ворота ограждения, ведущие к АСК-1. И не дождавшись ответа, приказал протаранить их своим автомобилем. Прорвавшись к 17-ому подъезду, группа демонстрантов в окружении 16-ти автоматчиков и одного неизвестного полковника милиции с противотанковым гранатомётом РПГ-7 потребовали у охраны прямого эфира для своих заявлений. Охранники ответили, что не уполномочены на это. И ушли якобы согласовать вопрос с руководством. Прождав полчаса, Макашов тщетно пытался уговорить военных, которые на БТР охраняли АСК-1 у входов со стороны Останкинского пруда, пропустить в здание его людей. Тем временем, к 18:00. сторонники Ельцина соорудили 25 баррикад – вокруг зданий Моссовета, Центрального телеграфа, на Тверской улице и ряда вокзалов. А к телецентру подтягивались новые силы правопорядка. К 19:00. его охраняли 480 сотрудников милиции и бойцов внутренних войск, оснащённых пулемётами, автоматами, снайперскими винтовками и гранатомётами, при поддержке шести БТР. Всё это время у телецентра шёл митинг с требованием дать прямой эфир. Узнав откуда-то, что информационное вещание телеканалов идёт из АСК-3, что напротив АСК-1, один из подручных Макашова начал таранить тяжёлым грузовиком главный вход в комплекс. Удалось сокрушить только внешние двери, а внутренние остались нетронутыми и прочно запертыми. После этого Макашов в мегафон поставил ультиматум охране АСК-3. Под угрозой открыть огонь из гранатомёта, дал две минуты на исполнение требования открыть двери. Охрана ответила, что идёт на доклад к командиру. Гранатомёт РПГ-7 В-1 и одна граната к нему, которыми пугал Макашов, были в руках сугубо штатского человека, никогда не служившего в армии. Не умел владеть им, кстати, и сам генерал. Из толпы начали давать советы по пользованию грозным оружием. Не помогло. Тогда один из демонстрантов, петербургский участковый милиционер отнял его у гражданского и сделал вид, что зарядил орудие и готов выстрелить из него по дверям здания АСК-3. Под таким прикрытием Макашов и три человека его вооружённой охраны пролезли через правое от входа разбитое окно в здание АСК-3. И тут же по голове генерала-мятежника заскакал «зайчик» от лазерного прицела, что заставило лазутчиков немедленно ретироваться на улицу. Как только Макашов покинул территорию у АСК-3, один за другим прозвучали три взрыва. На месте входных дверей образовался пролом. Разнесло весь этаж, на котором находились кабинеты и монтажные студии программы «Вести», часть помещений загорелась. Один из взрывов – выстрел из злополучного гранатомёта РПГ-7В-1, который был в руках штурмовиков. Им был убит рядовой спецназа Н.Ситников.

В 19:12, события у телецентра переросли в кровавый кошмар. Серия взрывов побудили спецназ и бойцов БТР начать шквальный огонь по толпе из автоматов. Под ним погибли, по меньшей мере, 46 человек, из них, как минимум, 6 журналистов. Первым наповал был убит оператор германской телекомпании ARD Рори Пек, который работал у самого входа в телецентр. В 19:20 генерал Макашов выдвинул защитникам телецентра ультиматум: сложить в течение трёх минут оружие и выйти из здания с поднятыми руками. К тому времени ТТЦ «Останкино» охраняли 1200 военных, 105 бойцов отряда спецназа «Витязь» и 110 сотрудников управления охраны при поддержке шести БТР. Не получив ответа, боевики Макашова начали штурм, обстреливая здания из гранатомётов. И тут же получили кинжальный ответный огонь. В 19:26 диктор телекомпании «Останкино» Лев Викторов объявил о прекращении вещания, дезинформировав зрителей тем, что первый этаж телецентра захвачен сторонниками Руцкого. Как и во время путча в августе 1991 года, вечно позиционирующая себя «первой» кнопкой и самой лучшей в мире программой «Время» телекомпания самоустранилась от событий, спрятав, как страусы, головы в песок осторожности, граничащей с кондовой трусостью. На большую страну продолжила вещание только ВГТРК, чья эфирная студия размещались на 5-ой улице Ямского поля. В 20:10. штурм АСК захлебнулся.

Тем временем, в 20:00 на площади у памятника Юрию Долгорукому на Тверской, у Моссовета начался митинг сторонников Ельцина, который собрал 50 тысяч человек. На митинге объявили: для защиты столицы от мятежников и нацистов сформированы 59 народных дружин и отрядов общей численностью 16 000 человек. Они заняли оборону у комплекса зданий правительства и мэрии Москвы, редакции газеты «Известия», радиоцентра на Пятницкой и на подступах к Кремлю, а также на ряде стратегических улиц, что были перегорожены баррикадами. При этом руководство киностудии «Мосфильм» объявило о том, что может предоставить отрядам добровольцев 100 единиц бронетехники, которая использовалась для съёмок. В 20:30., ВГТРК прервало своё информационное online вещание, на экране появился первый зам. правительства РФ Егор Гайдар, тревожный, подтянутый, призвал всех сторонников Ельцина в самое ближайшее время собираться у здания Моссовета. Стало ясно: президент ещё не выбрал модуль прекращения кровавого гражданского противостояния в Москве, и потому власть опять призвала на помощь народ. При этом, Гайдар утаил, что военные не исполняют отданный в ночь на 03.10.93. письменный приказ президента и Верховного главнокомандующего ввести в Москву войска. С требованием раздать оружие сторонникам президента в 21:30., с балкона здания Моссовета выступил политик и бизнесмен Константин Боровой. К тому времени у памятника Юрию Долгорукому собрались две с половиной тысячи офицеров и прапорщиков запаса, готовых с оружием в руках защищать президентскую власть. В 23:00., схоронившись у Останкинского пруда, Альберт Макашов отдал приказ своим боевикам и всем сторонникам ВС начать отход от зданий телецентра к Дому Советов. К тому времени сторонники Ельцина узнали, что колонны бронетехники, которые двигались из Наро-Фоминского района и с южных окраин столицы, остановлены. Начальник охраны Ельцина Александр Коржаков тут же доложил об этом патрону, подчеркнув: МО и министр Павел Грачёв утратили возможность управления войсками. 04.10.93. примерно в 00:15. в Дом Советов, оставив место службы, прибыли 18 вооружённых автоматами офицеров и солдат 326 отдельного учебного зенитно-ракетного полка войск ПВО. Их привёл командир полка Ю.Бородин. Около 00:25. Александр Коржаков приказал своему заместителю Геннадию Захарову немедленно ехать к министру обороны Грачёву для подготовки совещания, на котором будут выработаны конкретные действия по силовой «очистке» Дома Советов. Совещание в здании Генштаба МО закончилось в 03:45. Ельцин одобрил план Коржакова – Захарова: артподготовка выстрелами из танков по верхним этажам Белого дома (для «деморализации мятежников», как было сказано на совещании). Затем – высадка из бронетехники десантов спецподразделений «Альфа» и «Вымпел». Павел Грачев запросил письменный приказ о штурме Дома Советов. Ельцин немедленно подписал документ. На его основе около 04:20. министр издал свой приказ № 081, возложив детальную разработку и выполнение операции на своего зама Георгия Кондратьева. Расшифровки радиоперехватов свидетельствуют: ночь перед штурмом противоборствующие стороны на территории, прилегающей к Дому Советов, провели в угрозах друг другу. Обещания «повесить на фонарных столбах», «возить в клетках по Москве» и прочее и прочее пробивались с каждой стороны баррикад через отборнейшую матерщину. Конфликтовали меж собой и участники подготовленного штурма. Около 06:50. у стадиона «Красная Пресня» началась серия перестрелок. В бой были вовлечены гвардейцы Таманской дивизии, дивизии ВВ МВД имени Дзержинского и стоящая на стороне Ельцина вооружённая группа «Союза ветеранов Афганистана». Мотивы бойни до сих пор неизвестны. Число погибших и раненых генералы МО, МВД и отставники-афганцы решили скрыть. Однако, под их пули попали и прохожие, спешащие на работу и по делам. Количество погибших и раненых мирных граждан в результате междоусобицы силовиков скрыли ещё тщательнее.

 

Между тем, ночь перед штурмом группы сторонников Ельцина провели глубокую зачистку «очагов сопротивления советской власти» – заняли все московские райсоветы, которые выступили на стороне ВС. Скручивали или стреляли вооружённую охрану зданий, а «бдящих» руководителей и депутатов советов без обиняков просто вышвыривали на улицу. Практически все участники этой акции были награждены орденами и медалями, а некоторые удостоились звания Герой России.

Начало конца осеннего 1993 года «двоевластия» в России началось 04.10.93. в 04:20.  В это время войска двинулись к Белому дому. В 05:00. президент Ельцин подписал Указ № 1578 «О безотлагательных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в Москве», документ, не оставляющий никаких иных, кроме силового, решения конфликта двух ветвей власти. В 07:25. разрушены первые баррикады защитников ВС. Заграждения смяли 5 БМП, выехав на площадь Свободной России, развернувшись в сторону Белого Дома. В 08:00 БМП и БТР начали кучный прицельный огонь по окнам здания ВС. Его защитники отстреливались, используя тяжёлые гранатомёты. В 09:00. на 12 и 13 этажах Белого дома вспыхивает пожар. В 09:15. в разных точках района боевых действий – со всех сторон здания ВС операторы телекомпании CNN (позже к ним присоединятся журналисты BBC) расставили технику для ведения прямого репортажа. Корреспондент CNN под грохот взрывов и свист пуль начал свой репортаж словами: «Мы – в Москве, столице России, и показываем вам, как русские убивают русских…».  В 09:20. 6 танков Т-80 выстроились на Калининском (ныне Новоарбатском) мосту. И сходу приступили к обстрелу верхних этажей Белого дома. По его стенам было выпущено 12 снарядов. Тут же вспыхнул сильнейший пожар. Весь верх здания – в пламени и дыму. К 11:05 на Новом Арбате и Смоленской набережной – около тысячи «зрителей». Милиции не удалось уговорить их разойтись. Некоторые зеваки – с фотоаппаратами. И даже, как бы теперь сказали, «делали селфи» на фоне пожарища и штурма. Зевак много и со стороны стадиона «Красная Пресня», Рочдельской улицы. Немало и на балконах своих квартир в жилых домах, что рядом с БД. Как известно, пуля – дура. Никого не жалеет. На 11:25., по данным Главного медицинского управления столицы, из района штурма Дома Советов в больнички привезли 192 раненых, 158 из которых госпитализированы,  а 18 — умерли от травм, несовместимых с жизнью. Почти все пострадавшие из числа зевак или случайных прохожих. В 14:30. «сидельцы» начали выходить из Белого Дома и сдавать оружие. Их сажали в автобусы и под дулами автоматов свозили на стадион «Лужники» и в спорткомплекс «Дружба», оставляя там под охраной ОМОН. Однако стрельба из горящего здания парламента продолжалась. К тому же, «верхушка» мятежников, несмотря на ультиматум, так и не сдалась. И в 15:00.  элита спецназа «Альфа» и «Вымпел» получила приказ на штурм. Действуя по инструкции, командиры отрядов предложили до 17:00. добровольно сдаться всем, кто оставался в здании, в обмен на гарантии полной личной безопасности каждого. Предложение отвергли. Внезапно спецназ «Вымпел» отказался выполнять приказ. После событий этот отряд из сил безопасности был переведён в МВД, а потом и вовсе расформирован. Между тем, к переговорам с мятежниками присоединились члены правительства и депутаты ВС, которые покинули здание в первые дни противостояния, приняв сторону Ельцина. И в 17:12.  из горящего Белого дома начали выходить его самые верные «стражи». Их насчитали почти 700 человек. Каждый шёл к автобусам, держа руки за головой, меж двумя рядами военных. В 17:30. не выдержали самые «верхние» мятежа: Александр Руцкой, Альберт Макашов и Руслан Хасбулатов. Но прежде от послов стран Запада потребовали гарантий личной безопасности с прицелом на политическое убежище. Ответа не дождались. И в 19:01.  были арестованы, выходили из Белого Дома в растерянности и молча – куда только делась прыть и спесь. А потом на автобусе под мощной охраной все трое доставлены в Лефортово, в СИЗО. Всего, по официальным данным Белый дом «брали» 1700 человек с помощью 10 танков и 20 БМП и БТР. Все военнослужащие – офицеры и прапорщики из пяти дивизий, дислоцированных в Москве и Московской области. Экипажи танков – только высшие офицеры (не ниже майора). По официальным данным, за понедельник 04.10.93. убиты 74 человека. Из них военных и милиционеров – 26. Остальные 48 – из гражданского населения, многие – зеваки. Двух женщин пули штурма убили на кухнях их квартир в домах, что окнами на БД.  

 

Сдались не все сторонники ВС. Некоторым удалось прорваться из окружения. Группа, возглавляемая лидером нацистской РНЕ Александром Баркашовым, ушла через Звенигородское шоссе и Ваганьковское кладбище. Один из последних боёв был именно на погосте. Автору этих строк пришлось побывать там 05.10.93. В память врезались разворочённые гранатами, с многочисленными следами пуль крупнокалиберного оружия надгробия, в том числе и знаменитостей. Люди в синих халатах ходили с носилками по кладбищу, а потом выносили на них завёрнутые в чёрный полиэтилен тела убитых боевиков, которые отступающие нацисты Баркашова бросили на поле боя. У входа на погост стоял с десяток карет «Скорой помощи»: среди могил находили и раненых. Вечером того же дня СМИ стали извещать, что правоохранители никак и нигде, хоть и упорно ищут, не могут найти Баркашова. Соседка, которая работала в госпитале МВД, что на улице Народного Ополчения, услышав одно из таких сообщений, всплеснула руками: «Да как же! Он у нас! Вчера пули вынули. Сейчас в реанимации». Нынче Баркашов ходит в монахах, приняв постриг в 2005 году. То, что служил в милиции, отрицает, хотя есть пробел в официальной биографии с 1985 по 1990 год. Эхо штурма не стихало и 5-го, и 6-го октября. В ночь на 05.10.93. в разных районах, в основном, в ЦАО и СЗАО Москвы патрули застрелили 6 человек, отказавшихся остановиться и предъявить документы. В 23:00. на Алтуфьевском шоссе началась перестрелка из АКМ. Итог: двое убиты и пятеро ранены. Все – без документов. Всего же, с 03 по 05.10.93. в Москве задержали свыше шести тысяч человек без документов. 07.10.93. президент РФ Борис Ельцин объявил траур по всем погибшим в ходе гражданской бойни 03-04.10.93. Их точное число неизвестно до сих пор. И вряд ли когда теперь станет. Ряд источников называет цифры от 200 до 500 человек. А по официальным данным, с 21.09. по 05.10.93. в Москве погибли 158 человек. Практически все известные историки и политологи в России и за рубежом уверены: штурм Белого Дома и последующее радикальное реформирование структур и моделей власти предотвратили гражданскую войну в стране.

В Доме Советов сразу же после штурма силовики собрали 12 снайперских винтовок, 3 автомата Калашникова,182 пистолета Макарова, 3 пистолета-пулемёта Стечкина, и 278 газовых пистолетов. Чуть позже, 10.10.93. более тщательное «боронование» кабинетов и складских помещений выявило 163 АКМ, 5 ручных пулемётов, 2 снайперские винтовки, 1 гранатомёт, 420 пистолетов, 248 газовых пистолетов, 12 мин-ловушек, 1 взрывное устройство, 23 единицы прочего оружия.

12.12.93. в России провели выборы в Федеральное собрание Российской Федерации – новый двухпалатный орган парламентской власти. Их исход был неожиданным для власти. Она не победила. Блок Егора Гайдара «Выбор России» набрал всего 15,5 % голосов. Главный оппозиционер власти КПРФ получил 12%. А на первое место вышла ЛДПР, набрав 23% голосов избирателей и получив в Госдуме подавляющее число мест – 59. Партия Жириновского в предвыборной борьбе упирала на откровенно националистские и популистские лозунги. При этом, почти 7% бюллетеней были нарочно использованы, а почти 4% избирателей выбрали графу «против всех».

23.02.94., в день СА и ВМФ, Госдума России амнистировала всех мятежников. 26.02.94., несмотря на противодействие Ельцина и его «ближнего круга»,  директор ФСК Николай Галушко и Генпрокурор РФ Алексей Казанник (тот самый, что в 1989 году отказался от мандата депутата ВС СССР в пользу Ельцина) выполнили решение ГД. Лидеры вооружённой оппозиции Александр Руцкой, Руслан Хасбулатов, Виктор Анпилов и другие были выпущены из СИЗО «Лефортово». А в сентябре 1995 года уголовное дело по мятежникам было и вовсе прекращено. Александр Руцкой в 1996 году был избран губернатором Курской области, занимал этот пост 4 года, женился во второй раз. И долго из-за того судился со своей предыдущей женой и взрослыми сыновьями.  Руслан Хасбулатов, председатель Верховного Совета, в 1994 году возглавил кафедру мировой экономики Российской экономической академии. Альберт Макашов с 1995 по 2007 год – депутат Госдумы РФ. С 2000 года открыто выступает под радикальными антисемитскими лозунгами.                

 

Евгений Кузнецов 

          

 


Другие материалы

-
-