Осень перелома. Москва-93

25 лет назад, в сентябре – октябре 1993 года, в столице России произошли события, чуть было не переросшие в гражданскую войну. Но именно они ознаменовали коренной перелом в политическом и социально-общественном устройстве страны. В августе 1991 года после провала государственного переворота, устроенного группой высших руководителей СССР, рухнула власть КПСС, а чуть позже распалась советская империя, и в ней повсюду начались процессы отказа от коммунистических доктрин и марксистских догм. Осенью 1993 года в России пала и система власти Советов. О том, как всё было – статья журналиста и кинодокументалиста Евгения Кузнецова.

 

Осень перелома 1993 года началась весной, в «опьяняющем мае». С массовой бойни на первомайской демонстрации, которую возглавили лидеры тогдашней оппозиции Геннадий Зюганов (КПРФ), Виктор Анпилов («Трудовая Россия»), Сергей Бабурин (Фронт национального спасения») и Анатолий Лукьянов (один из деятелей ГКЧП-1991). Колонна демонстрантов отклонилась от согласованного ранее с мэрией Москвы маршрута. И перед площадью Гагарина остановилась перед грузовиками, перегородившими Ленинский проспект и заградительной цепью бойцов ОМОН. Во всех конфликтах виновник тот, кто начал первым. Передовые колонны демонстрантов набросились на стражей порядка. И стали их бить флагштоками и транспарантами, их же щитами, срывать с них каски. 10 первых минут, по словам очевидцев, ОМОН безответно принимал удары. А потом стал отбиваться резиновыми дубинками. Водитель пожарного автомобиля включил водяной брандспойт и направил его на толпу. Это ещё больше разгорячило её. Несколько манифестантов в камуфляже вломились в кабины грузовиков, в которых водители почему-то забыли ключи зажигания, и начали таранить милицейские цепи. Одного из правоохранителей 25-летнего сержанта милиции Владимира Толокнеева нарочно и смачно, под одобрительный гул толпы, раздавили, направив на него задними бортами два ЗИЛ-130. После гибели товарища не стал церемониться и ОМОН. Кровавые стычки манифестантов с милицией продолжались до вечера. Кадры кинохроники подтверждают невиданную агрессию демонстрантов, явно подогреваемую теми, кто возглавил колонны. Кстати, сразу же после начала бойни они куда-то бесследно исчезли. Примерно по тому же сценарию развивались и события осени 1993 года. Именно оппозиция первой начала раздавать оружие своим сторонникам. И первой стала стрелять. 1 мая 1993 года с обеих сторон пострадали около двухсот человек. Погиб один. Осенью всё было гораздо страшнее.

Первомайская бойня в Москве-1993, стала «лакмусовой бумажкой» сильнейшего противостояния не только власти и оппозиции, а и раскола в самой власти. И активизировала действия тогдашнего вице-президента России Александра Руцкого. Назначенный президентом РФ Борисом Ельциным «главным по коррупции», он постепенно стал выпадать из президентской «обоймы». Пошёл войной на весь правительственный корпус, включая его ключевые фигуры: председателя Виктора Черномырдина и его первого заместителя Егора Гайдара. Из крупного чиновника, «второго» человека в государстве, превратился в заштатного оратора собраний и митингов самых разных политических сил. И всюду обещал обнародовать 11 чемоданов компромата, якобы собранного им на представителей высшей власти, к которой относился и он сам. Однако, понося их с трибун, так ни разу и маленькой бумажонки не показал из тех пресловутых чемоданов. И вскоре, как и ожидалось, развернул деятельность непосредственно против президента Ельцина. Вражда «первого» и «второго» в государстве чиновников удивила даже радикалов, хотя, в принципе, вся оппозиция радостно потирала руки от этого конфликта. Ельцин несколько месяцев не отвечал на выпады своего «вице». К тому же (сейчас это просто невозможно представить) президента и его команду «крушили» все, включая государственные, СМИ, а некоторые просто оскорбляли. И фактически нагнетали обстановку в обществе, а кое-какие издания открыто призывали к вооружённому мятежу.

1 сентября 1993 года, как, кстати, делали многие политики той эпохи, Руцкой полетел в Воркуту заручиться поддержкой шахтеров. «Взял» из правительственного авиаотряда небольшой самолёт-салон ЯК-40. Без дозаправки до Воркуты этот борт долететь не мог. И потому в полётном листе ему запланировали посадку в Сыктывкаре.

Автор этих строк, работая тогда на ВГТРК, был единственным журналистом не только федеральных, но и местных СМИ, встречавшим борт с отстранённым от должности вице-президентом новой России. И именно мне Руцкой дал первое после отставки интервью. Да и сама встреча, как и подготовка к ней местных властей только что смещённого с поста «второго» в государстве человека, прошла на моих глазах. Руцкой вылетел из Москвы, когда Указ о временном сложении с него полномочий ещё не был обнародован. И находился в самолёте, когда стране сказали, что никакого вице-президента у неё больше нет. «Верхние» республики Коми гадали-гадали, встречать или нет? И решили: послать-таки в аэропорт первого зама тамошнего правительства А. Окатова, изощрённого, вечно себе на уме, чиновника. Шёл мелкий холодный дождь. Температура воздуха не превышала + 5 градусов. У трапа самолёта Руцкого никто, кроме двух сотрудников наземных служб и нашей съёмочной группы, не встречал. Он, несмотря на погоду, вышел в одном костюме, без зонта, в сопровождении двух парней «крепкого телосложения». Автобус к трапу тоже не подали. Руцкой был явно растерян, потому что, как оказалось позже, о своей отставке он узнал от экипажа за 5 минут до приземления борта. Но от интервью не отказался. И уже с первых его заявлений на телекамеру стало понятно: теперь он – один из самых ярых противников Ельцина. Его Указ о своей отставке оценил как «незаконный» и как «факт предательства». Не раз подчёркивал: «мы теперь пойдём до конца». Опять вспомнил об 11 чемоданах компромата. Представитель власти Коми встретил Руцкого в депутатской комнате фразами дежурной любезности, три раза нарочито повторив, что его самолёт будет готов к дальнейшему полёту через 15 минут. И то, что в Воркуте его встретит мэр заполярного города. Гость отхлебнул из фарфоровой чашки предложенный служащей комнаты чай из пакетика. От коржиков, печенья и конфет отказался. И минут через 20 его борт взял курс на Воркуту. Интервью с ним, как и было приказано моим начальством на ВГТРК, я тут же «перегнал» по каналам связи без монтажа. И его первые фрагменты вышли в эфир программы «Вести» примерно в то время, когда в аэропорту заполярной Воркуты Руцкого у трапа самолёта встретил тогдашний мэр от горбачёвской перестройки Александр Сегаль. Он исправно содействовал организации всех встреч, о каких просил Руцкой. Шахтёры, к которым он собственно и летел, совсем не поддержали ни его политические тезисы, ни его самого, ясно и твёрдо заявив о своей приверженности Борису Ельцину и его курсу. Военные встретили Руцкого холодно. И он, под полное молчание офицеров, собравшихся в актовом зале, проговорив с трибуны минут 10-12, уехал. До автомобиля и КПП его проводил дежурный прапорщик.

 

Так, ещё 01.09.93. стало ясно, что «ударные» силы: шахтёры, на политических стачках которых взошёл Борис Ельцин, военные, из среды которых был генерал-майор ВВС Руцкой, в борьбе против Ельцина не поддержат.

Последующие события.

Почти весь сентябрь 1993 года прошёл под знаком «вялотекущего» противостояния Верховного Совета с президентом и правительством страны.

25 лет назад, 21.09.93. маятник противостояния перерос в открытую борьбу. Исполнительная власть заявила, что дальнейшее сотрудничество с властью законодательной невозможно. ВС был окрещён «штабом неконструктивной оппозиции», мешающим продвижению экономических реформ. Глава государства издал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Документ прекращал деятельность, по тогдашней Конституции высшего органа государственной власти, Съезда народных депутатов. И предусматривал роспуск Верховного Совета. Этим же Указом на 11-12 декабря 1993 г. назначались выборы в принципиально новый по структуре законодательный институт — Федеральное собрание.

Ряд историков и политологов уверены: развитие событий после этого Указа не было бы столь кровавым, если бы не один из пунктов вердикта Конституционного суда. Но у истории нет сослагательного наклонения. Собранное по «свистку» его председателя верного коммуниста-ленинца В. Зорькина экстренное заседание КС вынесло срочный вердикт. Первая его часть: Указ Ельцина не соответствует ряду положений действующей Конституции, была справедлива. А, вот, вторая часть вердикта, что, по сути, призывала к отрешению Ельцина от должности и немедленному прекращения его полномочий. Она-то и стала «фугасом» большой мощности. И однозначно способствовала углублению конфликта. Особенно в контексте итогов проведённого в апреле Всероссийского референдума, на котором Ельцин получил вердикт доверия большинства россиян. И началось. В тот же день Верховный Совет и созванный им X чрезвычайный (внеочередной) Съезд народных депутатов назвали действия президента государственным переворотом и прекратили его полномочия. Дождался своего «звёздного часа» и Руцкой. Его назначили и.о. президента России. Как в 1917 году, «избранники» толкнули страну в трясину двоевластия, неразберихи, разора. В осеннем воздухе запахло гарью гражданской бойни, хотя, по тогдашнему московскому обычаю, всюду просто листья жгли. Тут же определился пул «второй», оппозиционной, власти: и.о. президента Александр Руцкой, председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов и назначенные Руцким министр обороны Владислав Ачалов и его заместитель Альберт Макашов, что не гнушались лозунгов «давить» и «крушить», чьи политические взгляды пугали даже самых активных недругов Ельцина.

Далее – хроника "кровавой осени" 1993 года. 

 

22.09.93. с 00:25. Руцкой отменил действие президентского Указа № 1400. Чуть позже своими Указами отстранил от должностей всех действующих представителей власти Ельцина, включая руководителей силовых ведомств.

По «перекличке», сделанной одним из депутатов ВС, к 10:00, у здания собрались полторы тысячи сторонников парламента. Около 18:00. по распоряжению Руцкого из числа граждан, собравшихся у Белого дома, началась запись в «добровольческий полк». Всем добровольцам обещали выдать автоматическое оружие и гранаты.

 

23.09.93. около 11.00. обнародован Указ Ельцина. Документ закреплял за депутатами РФ юридические и социальные гарантии, а также предусматривал крупное единовременное (примерно в тогдашнюю стоимость трёх двухкомнатных квартир в «спальной» Москве) вознаграждение.

В 14:00. со складов Департамента охраны Верховного Совета добровольцам «полка» у Белого дома раздали 74 автомата АКС-74У, 7 пистолетов разных калибров, 9600 патронов к АКС-74У и 112 патронов к пистолетам. Спустя час, правительство РФ и мэрия Москвы параллельно, не сговариваясь, приняли решение отключить здание ВС от тепло и электроснабжения. А в отрезок между 20:00 и 21:00, сторонки ВС устроили первый вооружённый налёт, пролив первую кровь. Ведомые лидером «Союза офицеров» подполковником Станиславом Тереховым напали на здание Главного командования ОВС СНГ на Ленинградском проспекте. Отбивая атаку, погибли два офицера из сил СНГ. 

 

24.09.93. около 12:00. назначенный Руцким Генпрокурором Виктор Илюхин вынес постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 64 УК РСФСР (измена Родине) в отношении Бориса Ельцина и других должностных лиц его «команды». Примерно в то же время начальник ГУВД Москвы генерал-майор Владимир Панкратов заявил по ТВ, что московская милиция получила приказ жёстко действовать в отношении преступников. Вот его слова: «В случае нападения на милиционеров или на объекты, имеющие особую важность, сотрудникам МВД разрешено открывать огонь без предупреждения». В тот же день милиция и подразделения собственной безопасности МО в общем числе 3 тысячи человек взяли под охрану все государственные учреждения столицы. Положение усугублялось тем, что, пользуясь неразберихой, активизировались ОПГ и воровские шайки, которые начали белым днём грабить магазины, квартиры и отдельных граждан. А число угонов автомобилей уже не вмещалось в сводки МВД. В 19.00. Руцкой дал указание директору Департамента охраны Верховного Совета Александру Бовту – «выделить автоматическое стрелковое оружие согласно штатному расписанию мотострелкового полка».

Все дни в режиме нон-стоп проходили заседания съезда и ВС народных депутатов. Около 20:00. были приняты решения об одновременных досрочных выборах президента и ВС РФ, назначаемых или на 12.12.93 или на 04.03.94. Путём манипуляций, инициированных Руцким и главой совета национальностей Абдулатиповым, были «замотаны» решения о смещении с поста председателя ВС Хасбулатова и о «нулевом» варианте, который предусматривал отмену указов президента и постановлений парламента, принятых 21.09.93. и после этой даты.

А за стенами Белого дома в то время уже прорастали «всходы» гражданской бойни. С 19:20. до 21:00. на Пресне (в районе станции метро «Баррикадная») шёл первый с начала конфликта бой между милиционерами и сторонниками Верховного Совета. В 22:00 в качестве реакции на это столкновение министр ТЭК РФ Ю. Шафраник приказал «отрубить» тепло и свет от Дома Советов. Он погрузился во тьму. Его обитатели начали жизнь при свечах и в верхней одежде.

 

25.09.93. около 03:00. генерал Ачалов под одобрительный гул и аплодисменты зала сообщил о формировании мотострелкового полка, численностью в одну тысячу бойцов. В 05:00. подходы к Дому Советов блокировали прибывшие на технике из подмосковной Балашихи подразделения внутренних войск дивизии имени Дзержинского. Они с «колёс» обеспечили выполнение кремлёвского приказа: из Белого дома «всех выпускать и никого не впускать, за исключением нардепов». В 19:00. обнародован Указ Ельцина «Об ответственности лиц, противодействующих проведению поэтапной конституционной реформы». Все должностные лица органов исполнительной власти, препятствующие исполнению Указа №1400, подлежали немеленому увольнению. Примерно 23:00 в Белый дом была «слита» провокационная «деза» о его штурме в ночь на 26.09.93. Некоторые приписывают её «авторство» самому Руцкому. Тем не менее, ровно в 02:00. все «сидельцы» Белого Дома были подняты по тревоге. Всем раздали противогазы. В них многие депутаты и пришли на ночное заседание ВС, которое продолжалось 5 часов кряду. Зрелище было смехотворным даже для верхушки парламента. И противогазы стали складывать в проходах. Естественно, никакого штурма не было. В 10:00 глава ВС Хасбулатов в очередной раз призвал депутатов к отказу от любых компромиссов с Ельциным и вести дело «до полной ликвидации путча и восстановления конституционного строя». Хасбулатова поддержал Руцкой, который в обращении к гражданам России призвал к всеобщей политической стачке с 15:00 27.09.93.

 генерал Владислав Ачалов

 

27.09.93. в 20:00. «Вести» выдали в эфир интервью вице-премьера правительства РФ Сергея Шахрая. Он, в частности, сообщил, что Съезд народных депутатов, по сути, нелегитимен, потому что в Белом Доме по ночам собирается всего 120-180 «нардепов», а днём собирается не более 300 человек. Шахрай заявил: «Это никакой не съезд и не Верховный Совет, и трагедия в том, что депутаты стали заложниками, так как за их спиной на 13-м и других этажах формируются вооружённые группы экстремистов, насчитывающие несколько сот человек. Там находится 500 автоматов, и для них депутаты — это своего рода фиговый листок, за которым можно действовать».

28.09.93. С 00:30. до 03:45. силовики, используя бойцов ОМОН и дивизии МВД им. Дзержинского блокировали огромную территорию в районе Белого Дома. В оцепление и ограждения попал практически весь Краснопресненский район. Для изоляции использовались поставленные вплотную друг к другу грузовики и поливальные автомобили, стальные решётки и даже колючая проволока. Эта мера парализовала не только Пресню, а и половину ЦАО. О затруднениях с передвижениями заявляли даже посольства США и Великобритании. Заграждения не остановили защитников Белого Дома. Через заграждения и кордоны ОМОН они всё равно прорывались к его стенам. Примерно с 12:00. начались массовые столкновения и беспорядки. К 16:00. силовики вытеснили рвущуюся к Дому Советов толпу к станциям метро «Баррикадная» и «Краснопресненская». Несколько сотен манифестантов оказались на площади Восстания и на Садово-Кудринской улице. Там они начали останавливать троллейбусы, «вытряхивая» из них водителей и пассажиров, и при помощи непонятно откуда взявшихся грузовиков перегораживать троллейбусами Садовое кольцо. В столкновениях ранения получили 7 человек. При демонтаже «троллейбусной» баррикады погиб офицер ГАИ. Распалённые толпы манифестантов продолжили шествие по городу. Драки между ними и бойцами ОМОН до 22:30. происходили на Новом Арбате, Садовом и Бульварном кольцами. Парализованное движение по Садовому кольцу удалось восстановить только к 23:30.

 

29.09.93. около 00:10. ОМОН начал «зачистку» на площади перед станцией метро «Баррикадная», где собралось около 500 манифестантов. Орудовали дубинками и щитами без разбора. При этом, продолжали бить беззащитных людей даже на эскалаторах и на перроне станции, отчего под особое милицейское «мочилово» попали десятки ни в чём не повинных граждан. Были жестоко избиты 3 чиновника муниципального уровня и 6 иностранцев. К 05:00.29.09.93. ОМОН расширил свои цепи до Садового кольца. В блокаду попали десятки жилых домов, жителей которых до полудня не выпускали из оцепления, несмотря на то, что они показывали паспорта с пропиской и убеждали стражей порядка в том, что им надо на работу. В 10:08. с балкона Белого Дома к оставшимся у его стен защитникам (около 400 человек), а больше – к правоохранителям обратился генерал Макашов. Пересыпая свою речь инфернальной лексикой, от имени Руцкого заявил, что если кто-то из военнослужащих или милиционеров зайдет за линию ограждения, будет ликвидирован без предупреждения. В 19:00. от имени правительства РФ теле и радиоканалы обнародовали требование федеральных властей в срок до 04.10.93. всем находящимся в Доме Советов организованно выйти из него и сдать оружие. При этом документ гарантировал каждому, кто добровольно покинет БД, неприменение силы, личную безопасность, свободу политической и общественной деятельности, свободу нахождения и передвижения по Москве и выезда в другие регионы РФ. В течение дня продолжались жёсткие подавления ОМОНом стихийных митингов на Пушкинской, Смоленской и Тверской площадях, улицах 1905 года, Земляной вал, Большой Дорогомиловской и на проспекте Мира. Предчувствие более кровавых событий побудило патриарха Московского и всея Руси Алексия II выступить с воззванием к миру. Глава РПЦ предупреждал: «Россия на краю пропасти. Ныне мы перед выбором: или остановить безумие, или похоронить надежду на мирное будущее России…И поэтому я слезно умоляю стороны конфликта: не допустите кровопролития! Не совершайте никаких действий, могущих разрушить донельзя хрупкий мир!».

30.09.93. в 00:50. власть направила к Белому Дому 12 единиц бронетехники. В ответ Руцкой приказал к 01-03.10.93. стянуть к зданию ВС два мотострелковых полка. С 09:00 30.09.93. со станции метро «Баррикадная» начали прибывать группы сторонников ВС численностью до 100 человек каждая. ОМОН избивал их дубинками прямо на выходе, до отказа заполняя автобусы задержанными, среди которых было немало тех, кто просто шёл на работу или в зоопарк. Избиения продолжались до полуночи.

О ключевых событиях 01-04.10.93. в Москве, которые подытожили долгое противостояние парламентской и исполнительной ветвей власти, покончили с двоевластием в России, а потом и с Советами – читайте во второй части статьи.

Евгений Кузнецов

 


Другие материалы

-
-