«Тренер» Данилы Козловского. Дебютный хет-трик

Поздравим с почином.

В «Тренере» российский футбол представлен в тех двух категориях, между которыми он балансирует и в реальности: позор и надежда. Но в отличие от реальности с постепенным вытеснением вторым первого, а не наоборот. Исходный момент сюжета – настоящий слепок с жизни. Народная команда проигрывает, главная звезда дарит стране надежду и тут же её отбирает. Незабитый пенальти, скандал на поле, драка с фанатами, дисквалификация. Крайний позор.

Все, что происходит дальше, сначала обещает быть драмой преодоления эгоцентризма, как и должно быть в типичной спортивной драме вроде «Каждого воскресенья» Оливера Стоуна. Герой наказан падением в девятый круг российского спорта – регби, где месит грязь (как будто взятую напрокат из «Трудно быть богом») вместе с мужиками из другой весовой категории. Собственно, на этом кончается пролог, и здесь же расплату героя посчитали достаточной. Появившийся благой вестник – футбольный агент – вытаскивает Юру Столешникова из грязи и помещает в совсем другой фильм. Фильм про мессию.

Отныне Столешников – новый главный тренер клуба «Метеор», который тут же сталкивается с «темным царством» провинциального безразличия и косности. Отечественный футбол, по циничному выражению местечкового мэра (Виктора Вержбицкого), покоится под трехметровым слоем дерьма (цитата не точная). При этом полностью преображенный герой полон романтической мечты, воспитательного задора и готовности к самопожертвованию. Излечив все миазмы этого болота, Столешников строит настоящий футбольный рай в отдельно взятом городе. Игроки хотят играть и побеждать. Фанатьё из нечистоплотной массы превращается в благообразный хор болельщиков, которым позавидует и «Барселона». Одинокий пьющий тренер детской команды бросает пить и возвращается в большой спорт (и к жене). Даже президент клуба (Ирина Горбачева) дает арбитрам на лапу, чтобы те судили честно. Сам Столешников находит, конечно, возлюбленную (отношения с которой странным образом зависят от спортивных успехов «Метеора»).

Наступает час искупительного вознаграждения. Обновленный «Метеор» правдами и неправдами одолевает безликих (и бездушных) профессионалов из «Спартака» в финале Кубка России, чем ломает все мыслимые футбольные каноны и расчеты алчных букмекеров. Столешников тут и тренер, и игрок, и дирижер фанзоны. Кто теперь посмеет помянуть тот пенальти, то-то они все заговорили! Из касты нерукопожатных Юра переходит в разряд легенд спорта. Но и это ещё не предел счастью. Уже после титров нам показывают, как «Метеор», ведомый своим лидером, выходит на поле против самого «Челси».

Сценарист Козловский погрузился в тему со всей страстью неофита. Контуры отечественного спортивного и околоспортивного бытия срисованы с любовью к правде, разве что, расцвечены в глянцевых тонах. Все-таки любви здесь больше, чем правды. Футбол (да и жизнь) в представлении Козловского – это сказка для вечно молодых, рассказанная комментатором с Матч-ТВ и снятая на экшн-камеру и эскадрилью коптеров. Кому какая разница, в сущности, что там кипит в подтрибунных помещениях, советах директоров и людских душах? За вкусную (по-другому не скажешь) роскошь финтов, голов, подкатов и характерного трепыхания сетки ворот можно на многое сделать скидку.

«Тренер» напоминает неприлично затянутый видеоклип, где ни один кадр не обходится без виновника торжества – или физически, или в качестве темы для разговора. Как режиссер, Козловский создал комфортные условия для себя как актера. Положений тут на любой вкус. С ироничной усмешкой и слезами радости и горя, с самобичеванием и лукавыми прозрениями профессиональной мудрости. Самое интересноe, что несмотря на такое подавляющее присутствие герой Юрий Столешников остается самым нераскрытым персонажем фильма. И самым неинтересным. Единственный раз Данила Козловский по-настоящему играет, когда с взором, полным неразборчивого гнева и какой-то тупой самоуверенности (ещё пока без своей сладкой эспаньолки), подходит в самом начале фильма к одиннадцатиметровой отметке, а потом с такой же бездной слишком человеческого устраивает на поле стыдный дебош. Вот такому футболисту можно поверить. Дальнейшее – агиография. Кто такой Юра Столешников?.. Добрый, честный, благородный, ответственный, не терпящий несправедливости...тренер футбольной команды «Метеор». А главное, такой молодой, красивый, и крутой, и нежный… Ну, в общем, какими мы и привыкли видеть людей из футбола…

Причинность действительности Козловскому не столь интересна, как собственная детская мечта об идеальном футболе и об идеальном себе-в-футболе. Эта мечта раздувается, как воздушный шар, который взмывает в ультрамарин абсолютного счастья, последовательно теряя всякую связь с той самой дерьмистой землей. Фильм «Тренер» – это фантазия о таком футболе, который полностью оправдывает своё социальное назначение – быть зрелищем, помогающим людям на полтора часа забыться. Ещё версия: это фильм-мечта об идеальном порядке авторитаризма, когда хороший лидер всем готов пожертвовать ради подопечных, а они отвечают ему взаимностью.

В сущности «Тренер» – редкий в своём роде китч самолюбования, дошедший до широкого проката. Данила Козловский, видимо, сам запутался, в кого ему больше хотелось поиграть: в тренера или игрока, в актера или режиссера. Все понятно, дебют. Но когда фильм, позиционируемый как авторский, еле выдерживает целостность жанра, карьерная перспектива автора вызывает вопросы. На кануне ЧМ-2018-в-России «Тренер» кидает армии болельщиков человеческий призыв: уж вы болейте до разрыва связок (но только чур порядочно), а уж мы сыграем, как можем, желание побеждать, вроде, есть.

Самый главный вопрос: в чем была такая уж необходимость звать в команду Ирину Горбачеву? Вот уж кто явно не на своём месте. Видимо, суровая натура «Аритмии» зародила и в ней желание стать частью сказки, наивной, смешной. Потому что «Сейчас обед, а потом пресс-конференция» (цитата не точная) – чуть ли не самая живая её реплика за весь фильм. Хотя это тоже своего рода мечта: о женщине-президенте, в широком смысле, о расширении социальных паттернов. Почему бы и нет.


Другие материалы

-
-