У Зеркала памяти. Несколько воспоминаний о великом Мастере. Часть последняя

27 августа отечественные кинематографисты отмечают День российского кино. А альфа и омега российского кино, конечно, Андрей Тарковский. ZN публикует третью часть воспоминаний журналиста и кинодокументалиста Евгения Кузнецова, посвященных его встречам с режиссером. 

 

Юрьевец. Память.

Воркута. 1992. Апрель. Метель, столь привычная для этих мест весной. Минут через 15 наметили ехать на шахту «Заполярная». Там очередная «буза» по невыплате зарплат. Звонят из Иванова. Радостно извещают: в год 60-летия Андрея Арсеньевича приято решение: ежегодно с 4 по 7 апреля проводить его дни в Юрьевце. Выкуплен дом, в котором в годы войны Мастер жил с мамой и сестрой. Там развернули мемориальный музей. В день юбилея именем Тарковского назовут улицу в городе, на доме-музее и на здании школы, где Андрей Арсеньевич учился, откроют мемориальные доски. Сообщили также: инициатор «всего этого дела» – сестра Андрея Арсеньевича Марина. Неужели, потребовалась столь шаткая смена режима в стране для того, чтобы понять: Тарковский принадлежит не только всему миру, но и земле, на которой родился и в первый раз белым – белым днём был омыт её чистой водой? Звоню в Москву, в ВГТРК. Прошу разрешить командировку и съёмки в Юрьевце Ивановской области – регионе, никак не входящем в мою «зону ответственности» заведующего корпунктом телерадиокомпании в республике Коми. Первая реакция: «Спятил? У тебя там шахтёры». Часа через три, тогдашний директор информационных программ компании Владимир Батуров, говорит в телефонную трубку что-то вроде: «Поезжай. Анатолий Григорьевич (Лысенко А.Г., генеральный директор ВГТРК 1991-1996 –Е.К.) дал «добро». Аэропорт в Воркуте, как водится, закрыт «по метеоусловиям». Но борт – самолёт ТУ – 134, 1976 года «издания», стоит на взлётно-посадочной полосе, ожидая прямого (без посадки в Сыктывкаре) вылета в Москву. Знаменье какое-то. Да к тому же распогодилось, как только в Москве разрешили съёмки в Юрьевце. Третьего апреля вечером в столице, ранним утром четвёртого, в День Рождения Мастера, в Иванове. А в 8 утра на «всё и всех» повидавшем «Рафике» местной студии ТВ выезжаем в Юрьевец. Пасмурно. Снег ушёл не только с пригорков, но и полей. Лёд крошится на малых реках. И вот по крутому склону холма «Рафик» медленно начинает спускаться с трассы к Волге, к городу. И вдруг через тучи над огромным пространством широчайшей в тех местах реки пробивается яркое солнце. Скоро облаков на небе не остаётся. По склонам холмов древнего русского поселения бежит талая вода. К храму, к которому можно подойти только с улицы Андрея Тарковского, тянутся люди. Пост. Родительская суббота. Скоро Пасха. Снимаем репортаж с «малой» родины Андрея Арсеньевича. Пятого апреля утром с кассетами в Москве. Выпуск «Вестей» на 20.00 ведёт Юрий Ростов[1]. Прошу его: сам убери из текста всё, что считаешь ненужным – даже в три минуты о Тарковском не укладываюсь. Ростов звонит по внутреннему телефону. И неожиданно: «Делай отдельной передачей. Не более 10 минут. Ставят сразу после «Вестей». Анонсирую непосредственно в выпуске – с тебя сюжет секунд на 50». В тот 1992 год ВГТРК была единственной из всех федеральных СМИ, что не только «заметила» юбилей Андрея Арсеньевича, но и посвятила ему целую передачу. Она называлась «На родине Мастера». Юрий Ростов журил меня за фразу: «В Юрьевце собрались те, кому дорог не факт смерти, а факт рождения мастера». Он считал, что в людях нужно одинаково чтить и факт рождения, и факт смерти. Ответил, что всё-таки факт рождения значительно естественнее, таинственнее и праздничнее. До торжеств в Юрьевце почитатели Андрея Арсеньевича в Париже приурочивали его дни к 29 декабря, дате его кончины. 4 апреля 1992 года в Юрьевце на Волге утром и вечером звонили в колокола. И закат солнца напоминал восход нового весеннего дня. В Воркуте, куда возвратился 7 апреля, было морозно и солнечно. В одном из ДК выступал ВИА «Сталкер» из Ухты, приписанный к Сыктывкарской филармонии.

В июне 2004 года в Юрьевце Ивановской и в селе Завражье Костромской области для телеканала ТВЦ мы с оператором Сергеем Зелинским сняли большой по хронометражу специальный репортаж «Моя родина затоплена...». На левый берег Волги переправились на моторной лодке. И были удивлены: там по чертежам восстановили дом, в котором родился А.А.Тарковский. И открыли музей. Его хранительница Галина Александровна Голубева, отвлекшись от подсобного хозяйства с гусями и курами, на наши недоуменные вопросы отвечала: «Андрей Арсеньевич ошибся. Да, в 50-х годах Горьковское водохранилище затопило село Завражье. Но не совсем. И когда в конце 90-х годов «море» стало мелеть, мы отыскали сруб дома, где Тарковский родился». Миф или реальность – понять сложно. Только вот именно на том берегу, в Завражье, мы смогли снять мальчишек на песке, купающихся в Волге. Эти кадры провинциального быта 21 века словно «сошли» с экрана из фильма А. А. Тарковского «Иваново детство».В Юрьевце в то время были ещё живы одноклассники и одноклассницы Андрея Арсеньевича, рассказы которых вошли в нашу работу. В Завражье уже нет никого, кто бы помнил Мастера. Но факт остаётся фактом: у Андрея Тарковского нынче три «центра» его памяти: Юрьевец Ивановской, Завражье Костромской области и Париж Французской Республики. Москва, где он провёл большую часть жизни и создал большую часть своих картин, таким центром не стала. Снесён даже дом на Щипке, в котором Андрей Арсеньевич прожил свыше 35 лет.

На 75-летний юбилей Андрея Арсеньевича Тарковского в 2007 году по инициативе администрации Ивановской области в Иванове и Юрьевце прошёл первый Международный кинофестиваль «Зеркало» им. А.А. Тарковского. Каждый последующий год он собирал десятки именитых мастеров отечественного и зарубежного экрана. Для конкурсной программы отбирались лучшие картины современного интеллектуального кино. Но неожиданно с 2010 года центр фестиваля переместили из Иванова в курортный городок Плёс, а в Юрьевце стали проводить лубочные мероприятия с частушками, плясками, прибаутками, куда из Плёса дабы познакомиться с исторической родиной Мастера участников фестиваля возили на прогулочных теплоходах, полных спиртного и закусок. Так Андрея Арсеньевича Тарковского вторично лишили родины. Теперь ещё и посмертно. Плёс, и тому есть свидетельства, он не любил, был в нём один или два раза, и то по случаю, называл городок «спившимся купчиком». Юрьевец – Повольский, который Мастер считал родным, имел все возможности стать «Меккой» мирового интеллектуального кино. И эти возможности были в руках тогдашних властей Ивановской области, да и федеральных правительственных структур. Причём, в самые сытные, «тучные» для экономики государства, годы, когда денег было вдоволь, и даже их значительные хищения воспринимались, как шалости и практически были незаметны для бюджетов всех уровней. Но развивать именно Юрьевец чиновники не захотели. И, в сущности, цинично пренебрегли родством мастера совсем с другим городом. К тому же, именно после переноса фестиваля в Плёс начались невиданные по масштабам «десанты» чиновников разного ранга. Они, в своих реальных делах, решениях и поступках интеллектом явно не «страдающие», всякий раз приезжали на фестиваль, дабы прослыть великими интеллектуалами «именем Тарковского». Дело дошло до того, что в числе почётных гостей были те, кто почти 40 лет назад, находясь при власти, запрещал встречи Андрея Арсеньевича со своими земляками в Ивановской области. Впрочем, нынче (с кризисом, что ли?) чиновников и почётных гостей на кинофестивале «Зеркало» всё меньше. Да и его бюджет не тот. На шикарное дорогостоящее проживание и питание «почётных» денег нет. Но остаётся Мастер. Его великое искусство. Светлая память о великом человеке. Продолжатели его дела. И настоящее кино, над которым не властно ни время. Ни его веянья.

 

 

 

 

[1] Юрий Иванович Ростов, журналист и телеведущий. Живёт в США

 

Читайте по теме


Другие материалы

-
-