Игорь Морозов: «В южных и восточных странах Европы идет пассионарный всплеск»

Гость программы «Трибуна» Игорь Морозов, сенатор от Рязанской области, член Комитета Совета Федерации по международным делам обсуждает с Владимиром Нестеровым международную повестку дня.

- Давайте обсудим одну из самых актуальных на сегодняшний день тем - долг Греции. По подсчетам аналитиков для того, чтобы Греция выпуталась из своей ситуации, ей нужно 50 млрд евро. Причем эта сумма может быть выделена в течение трех лет. При этом 36 млрд греки будут вынуждены сразу же отдать кредиторам. Сколько они при этом останутся должны на будущее, непонятно. В связи с прошедшим недавно референдумом, как вы считаете, насколько вероятен выход Греции из еврозоны? Как можно расшифровать референдум греков? Что это за послание, которое греки передают?

- Нужно начать с самого факта референдума как волеизъявления греческого народа, который впервые из всех наций большой Европы показал, что национальное самосознание растет, и когда возникает дискуссия с европейской демократией, речь идет о национальных интересах. Напряжение связано с принятием в ЕС южных и восточных стран, когда брюссельская бюрократия пыталась набрать себе как можно большее количество государств для расширения рынка.
Так называемые рыночные составляющие ЕС оказались в самом тяжелом положении, поскольку ЕС делал все возможное, чтобы экономика (небольшая, но достаточно эффективная для этих стран) остановилась. Так было в Греции, в Венгрии, в Болгарии, в других восточных и южных странах Европы, которые потом входили в ЕС.
Греческий народ первым вышел на референдум и показал, что так быть не должно. Сокрушительная победа прогрессивных сил дала премьер-министру Алексису Ципрасу новый мандат на выставление национальных требований брюссельской бюрократии. 50 млрд - это ведь не та сумма, которая может обслуживать 300-миллиардный европейский кредит. Ципрас, выступая в Европарламенте, прямо сказал, что из всех денег, которые выдавались Греции, в банковскую систему ЕС вернулась большая часть, чем та, которая была использована для развития греческой экономики, для поднятия социального статуса, социального стандарта греков. Премьер привел конкретные расчеты, которые очень близки Испании, Португалии, Италии и странам Восточной Европы. Это целая схема, которая больше напоминает управление метрополией своими колониями. И все те страны, о которых мы сейчас говорим, оказались в положении колоний.
Поэтому идет пассионарный всплеск в этих странах, и мне кажется, что Греция - не последняя страна, где прошел такого рода референдум.

-Как вы считаете, есть ли будущее у Греции,  которая подарила миру демократию, в общеевропейской семье?

- Многое будет зависеть от крупных экономик ЕС – Германии, Франции, в меньшей степени от Англии. Жесткая и «малодоговорная» позиция ФРГ, в частности Меркель, свидетельствует о том, что они не собираются реструктуризировать долг по варианту Ципраса. Потому что 50 млрд, о которых просит Ципрас, и отсрочка платежа на пять лет, и сокращение долгового бремени на 30%, неприемлемо для сегодняшнего положения экономики Евросоюза. Это значит, что Германия, которая является локомотивом всей европейской экономики, вряд ли возьмет это бремя на себя.
Поэтому возникает не только конфликт интересов, но и новая политическая дилемма для инициаторов ЕС и вообще еврозоны. Если пойти навстречу Греции и реструктуризировать долг на 25-30%, сделать отсрочку по платежам, сохранив таким образом эту страну в зоне евро и ЕС, то прозвучит сигнал для Португалии, Испании.

- Прецедент?

- Да, создается прецедент, который даст возможность за счет референдумов начинать разрушать общую экономику колониального стиля. Думаю, в Брюсселе на этот счет сегодня очень серьезно раздумывают, пока предложений со стороны Брюсселя нет. Считается, что те предложения, которые дает Ципрас от имени правительства Греции, носят популистский характер, но референдум перечеркнул все эти иллюзии. Это воля народа, который передал мандат в переговорном процессе своему премьер-министру, который, фактически, стал национальным лидером.
Ципрас заявляет то, что Афины не рассматривают возвращение к драхме. Но в случае недоговороспособности со стороны ЕС, Греция может отдать все долги ЕС и выйти, заняв денег, скажем, в Банке развития БРИКС на новый старт с чистого листа и с национальной валютой, войдя в Зону свободной торговли с ЕАЭС, выстраивая новые отношения с БРИКС, ШОС. И нельзя исключать, что Греция - потенциальный партнер нашей интеграционной экономической группировки.
И не нужно никакой делать маркетинговой работы, поскольку греческая продукция хорошо известна на пространстве СНГ.

- Как вы оцениваете перспективы решения иранской ядерной проблемы?

- Преред тем как "вдруг" появилась перспектива развития в переговорном процессе в рамках «шестерки» международных посредников и Ирана, Москвой была проделана колоссальная дипломатическая и политическая работа. В течение этих 10 лет не раз возникала ситуация, когда от наших партнеров и Израиля исходили предложения о бомбардировке ядерных объектов Ирана. Мы всегда были категорическими противниками такого развития ситуации. В тот период очень хорошо проявила себя ООН.
Так и в Сирии удалось отвести военную интервенцию в самый последний момент. Американцы к ней были готовы, и план военной операции был разработан в Пентагоне. Только предложение президента России Владимира Путина позволило остановить Обаму.
А в Иране немножко ситуация другая. Мы всегда говорили западным партнерам, что должен сохраняться тот переговорный мостик, который мы ведем с иранской стороной от имени международного сообщества, поскольку у нас достаточно большие программы, в том числе и развития атомной энергетики в этой стране. Посредник должен как раз поддерживать этот переговорный процесс с международным сообществом. И Россия сделала все возможное, чтобы не было войны.
Теперь началась предвыборная кампания в США. До этого возникла ситуация, которую американцы организовали и профинансировали в Киеве. Возникла угроза для архитектуры безопасности Европы. Американцы называют Россию источником этой опасности. Мы знаем обновленную версию стратегии национальной безопасности США, мы знаем, что Обама, говоря о новых вызовах и угрозах, 15 раз упомянул нашу страну в числе этих опасностей, сравнивая ее с ИГИЛом и эболой.
Мне кажется, что американцы рассматривают Иран в двух ипостасях. Первое, им нужен какой-то позитивный результат на Ближнем Востоке, который является зоной их стратегических интересов. Распространяя свое влияние на Ближний Восток за последнее десятилетие, они имели там только проблемы: разрушение государственности и экономики Ирака в 2003 году, раз; ливийская трагедия, в результате которой спустя несколько месяцев было просто уничтожено американское Генконсульство, в котором погиб посол США; затем Сирия; выход отделения Аль-Каиды в ИГИЛ: «Исламское государство», против которого сейчас американцы ничего не могут сделать и разводят руками. Выходить на новую предвыборную кампанию, Демократической партии, которая несет ответственность за внешнюю политику, нужно с какими-то положительными результатами. Иран оказался тем самым краеугольным камнем, где возможно позитивное решение.

- Буквально 10 лет назад было очень популярно американское выражение «ось зла», куда входил и Иран…

-Это американская тактика. Они работают с кем угодно, если им это выгодно. Это стратегия выборочного партнерства. Сегодня они выбрали Иран как партнера по переговорам в связи с выводом его в международное сообщество. С одной стороны им нужно решать вопросы своего международного статуса, и дать возможность Хиллари Клинтон на что-то опираться в международной политике положительное, а с другой - американцы сейчас пытаются заменить наши энергоносители на свои. Но чтобы выводить сланцевую нефть и газ на территорию Европы, нужны вложения в инфраструктуру как американскую, так и в европейскую. На это уйдет 8-10 лет.
Как ограничить поставки российских энергоресурсов в Европу? Через Иран! Тегеран, который мы поддерживали, уже неоднократно заявлял, что готов заменить российский газ в Европе. Для нас это серьезный вызов, о котором мы должны постоянно помнить и говорить с нашими иранскими партнерами.
«Роснефть» и «Газпром» о партнерстве с нашими иранскими коллегами, чтобы продавать энергоресурсы, сохраняя рынок, который создан нашими главными компаниями не только в Европе, но и в Азии. Мы не должны выпустить из своего влияния и контроля продажу энергоресурсов, в том числе, и на Ближнем Востоке.

- Снятие санкций с Ирана не ударит по ценам на нефть и газ? Не обвалятся ли они?

- Энергоресурсы являются производными мировой экономики, и если сегодня идет спад, то завтра может начаться подъем, и нужны будут новые источники энергии, новые точки роста. Экономика Китая, экономика Индии могли бы развиваться активнее, если б у них были своя нефть, свой газ. Китай выстраивает свою систему энергобезопасности, сотрудничая с Ираном, с Сирией. Мы не должны выпустить из-под контроля формирование рынка, а самое главное – ценообразование из своих рук.
Продолжение следует


Другие материалы

-
-