Владимир Урин: "Нам нужен закон о перекупщиках"

фото Илья Золкин
фото Илья Золкин

 

У Большого театра теперь три сцены. Этим известием открылся традиционный сбор трупы Большого театра в начале нового сезона. После сбора труппы директор ГАБТ Владимир Георгиевич Владимир Урин ответил на вопросы журналистов. 

 

 

Можно ли по началу сезона определить, каким он будет?

Сезон мы открыли очень необычно. На сценах Большого уже идут спектакли, а мы только сейчас нашли время собраться. Да и то не в полном составе. Часть наших артистов летит из Милана, где в Ла Скала показали «Баядерку» и «Укрощение строптивой», часть – на фестивале в Аспендосе, в Турции. И вторая особенность нового сезона связана с тем, что с 12 сентября Камерный театр Покровского Бориса Александровича стал частью Большого театра и будет называться Камерной сценой им. Бориса Покровского. Артисты Камерного театра сегодня с нами на сборе труппы. И я не сомневаюсь, что мы продолжим вместе работать, сохраняя и развивая традиции этого замечательного коллектива.

 

Долгое время факт объединения Большого театра и театра Покровского был окружен молчанием, порождавшим домыслы. А теперь можно узнать, как принималось решение?

Мы очень трудно шли к решению вопроса, как сделать так, чтобы Камерный театр Покровского стал камерной сценой им. Покровского здесь у нас. Поверьте мне, это было трудно принимаемое решение. Я не собираюсь сейчас говорить об этом подробно. И никогда может не соберусь или лет через пять расскажу прессе, как все происходило. Это трудное решение, связанное с человеческими судьбами, амбициями, обидами, непростой ситуацией в Камерном театре, очень непростой. Но мы приняли решение. Из Камерного театра никто не уволился. Все до единого взяты в Большой театр, и все работают.

 

Есть уже какие-то планы на Камерную сцену?

В наступившем сезоне мы будем решать, как новую площадку сделать частью этого дома при сохранении ее индивидуальности. Сделать так, чтоб солисты Большого театра вместе с артистами Камерного пели на всех сценах? Или сохранить определенную автономию Камерной сцены? Сегодня уже целый ряд артистов Камерного театра заняты в разных спектаклях, идущих на Исторической и Новой сценах. Нам важно сохранить на Камерной сцене дух эксперимента, дух живой театральной жизни. И есть еще одна сторона вопроса. Понимаете, Борис Александрович Покровский нам оставил очень талантливое и замечательное наследие. И очень важно его сохранить. Спектакли, созданные Покровским, которые составляли славу и историю его театра, имели успех, должны быть живы. И сохранить их нам помогут те, кто работает сейчас на Камерной сцене, а прежде работал в Камерном театре – коллеги, соратники Бориса Александровича. Прежний репертуар должен держаться как можно дольше. Наследие Бориса Покровского велико и спектакли его велики. И его возвращение в Большой именно таким образом тоже, с моей точки зрения, достаточно символично.

 

А что-то новое появится в репертуаре Камерной сцены?

Уже идет возобновленная опера Мусоргского «Сорочинская ярмарка», поставленная Покровским в 2000 году. В сентябре же выйдет премьера «Один день Ивана Денисовича» к 100-летию Александра Солженицына. В марте зрителей ожидают одноактные оперы американского композитора Джанкарло Менотти «Телефон» и «Медиум», а в июне состоится премьера оперы французского композитора Жака Оффенбаха в постановке режиссера Филиппа Григорьяна. Планов много.

 

А Для Камерной сцены не планируется отдельный директор?

Если мы найдем человека, кто будет руководить и так далее, мы с удовольствием его назначим на эту должность. Я не приветствую расширение площадок под одним человеком. Это неверный подход. Я против количественного увеличения деятельности театра. Я за качественное.

 

Каким видится после каникул прошедший сезон?

Все планы театра выполнены и перевыполнены, и не только творческие. Пока коллектив отдыхал, целый ряд сотрудников работали и многое сделали по подготовке к новому сезону. Подарок балетной труппе – замена танцевальных полов Исторической, Новой сцены, репетиционного зала им. Григоровича. И мы ждем отзывов от балерин и танцовщиков, которые их опробуют. Кроме того, на Новой сцене модернизирована механика и система управлению ею. Спасибо за это тем, кто занимается постановочной частью. Мы отремонтировали гримерные на четвертом этаже Новой сцены. В здании на Кузнецком мосту начинаются строительные работы, и через год с небольшим в нем смогут останавливаться артисты, приезжающие, чтобы принять участие в спектаклях. И у нас не будет проблем с гостиницами. Продолжаем реконструкцию мастерских, нашли средства, выполнили проектные работы, и к началу 2020 года получим новые мастерские, и там же будет фитнес зал и общежитие для творческих работников театра.

 

Сколько сейчас спектаклей в репертуаре Большого театра?

В свой новый 243-й сезон Большой театр вступает с обширным художественным багажом – 26 оперных и 37 балетных названий на сегодняшний день в нашем репертуаре. А новые планы настолько грандиозны, что я называю их чудовищными. Балетная труппа представит шесть новых работ, среди них «Петрушка» Игоря Стравинского в постановке Эдварда Клюга, балет с рабочим названием «Красавин-Самодуров» и три одноактных балета. Одним из ключевых событий балетного сезона обещает стать «Зимняя сказка» в хореографии Кристофера Уилдона на музыку Джоби Тэлбота. Этот спектакль можно считать детским, как «Щелкунчик» и «Спящая красавица». На Историческую сцену вернется опера Петра Чайковского «Евгений Онегин», а еще оперный репертуар пополнят две постановки Джоаккино Россини – «Севильский цирюльник» в прочтении Евгения Писарева и «Путешествие в Реймс» со сценографией Паоло Фантин, а также опера «Русалка» Антонина Дворжака. Добавьте к этому концерты, фестивали, гастроли, выставки. Я же говорю, чудовищные планы.

 

А какие задачи стоят перед Вами связи с такими планам?

У директора музыкального театра, честно говоря, одна задача, как сделать так, чтобы как можно больше талантливых людей ставили спектакли на его сцене. Я имею в виду и оперу, и балет. Мне нужно, чтобы как можно более талантливые певцы пели на сцене именно Большого театра, и выдающиеся танцовщики танцевали на сцене Большого театра. А добиваться этого все сложнее и сложнее. Музыкальный мир сегодня изменился. Прошло время, тогда Большой театр собирал всех лучших певцов Советского Союза, и вы могли на его сцене в один вечер увидеть сразу трех-четырех знаменитых исполнителей. Сегодня оперный мир открыт, талантливый певец, работающий в Большом театре, имеет возможность петь в любом театре мира. И мне как директору надо сделать так, чтобы работа здесь ему была творчески и материально интересна. Это, скажу я вам, не простая задачка, потому что много интересного происходит в Метрополитен-опера, и в Баварской государственной опере, и в Парижской национальной, и Королевском театре Ковент-Гарден. И артисты хотят быть везде, где интересно.

 

И как Вы этого добиваетесь?

Я прихожу каждый день на работу в 10 утра и до 10 вечера занимаюсь решением этих вопросов. У них нет стандартных ответов. Каждый вопрос имеет свое нестандартное решение. Чем занимается директор? Он принимает решение. Вот есть ситуация, есть проблема, он вместе со своими помощниками, друзьями, коллегами, все обсудив и поняв, принимает решение в каждом конкретном случае.

 

И все удается?

Понимаете, какая вещь. Ведь нет ни одного директора, ни одного художественного руководителя театра, который, начиная сезон, не говорил бы о том, что этот сезон ставит перед нами новые задачи. И мы надеемся, что решим их. Конечно же мы живем надеждой. Надеждой на интерес зрителя, на замечательные спектакли. Но я всегда говорю: театр – это не обувая фабрика и не фабрика по пошиву костюмов, когда есть замечательные лекала, и по ним хорошие мастера делают вам хорошие костюмы или пары обуви. Мы занимаемся творчеством. И как у нормального живого театра у нас обязательно должны быть замечательные спектакли, хорошие, средние и плохие. Если этого не будет, то не будет и живого театра. Нет театра, который выпускает шедевр за шедевром. Мы занимаемся живым искусством.

 

А как решается проблема с перекупщиками билетов?

Проблему с перекупщиками можно решить двумя способами, например, рыночными механизмами. А что такое рыночные механизмы? Это высокая цена на билеты, очень высокая. Сегодня мы можем сделать билеты на спектакли в два-три раза дороже. Но мы не можем этого сделать по нашей социальной функции, потому что мы учреждение, финансируемое государством. Более того, подняв цену на билеты, мы отрежем от театра целый пласт людей. Поэтому пойти этим рыночным путем мы не можем. Мы цены сдерживаем уже три года. Остается пользоваться административными механизмами.

 

И в чем они заключаются?

Я один из участников группы, работающей над законом о перекупщиках. Правительство поддержало наш законопроект, и появилась реальная возможность многое изменить. Пока перекупщики стоят у театра, продают билеты. Выходят в интернет и там тоже продают билеты втридорога. И пока с ними ничего сделать нельзя. Когда закон примут, их деятельность будет запрещена и административно наказуема. Продавать билеты сможет только театр или те организации, с которыми он работает. Нам нужен этот закон, он поможет.

 

В истории с билетами на «Щелкунчика» театр победил перекупщиков и без нового закона...

Я никогда не говорю «победил». Мы многое решили. Мы ввели продажу билетов и через кассу, и через сайт по паспортам. И очень усложнили процесс. Вот представьте себе, что такое билеты по паспортам? Это же всякий раз дикая сложность для покупателей. А если кто-то купил этот билет, чтобы подарить близким? Сразу возникает проблема. Но мы сказали, пусть лучше будет эта проблема, чем перекупщики. Раньше мы начинали продавать билеты на «Щелкунчика» в субботу, а в воскресенье вечером их уже не было, скупали. Сегодня ничего подобного. В прошлом сезоне мы продавали билеты на «Щелкунчика» полтора месяца. На сайте спокойно висели билеты, и вы могли спокойно там их купить. Да, это сложно, но какие-то проблемы решены. И мы идем дальше.

 

А изменятся ли правила сдачи билетов?

Это тоже проблема. Сегодня можно сдать купленный билет только в том случае, если спектакль отменен. При всех прочих обстоятельствах, его надо продавать из рук в руки перед спектаклем. А надо сделать так, как во всех цивилизованных станах. Вы имеете право сдать билет в кассу по собственному решению, но мы вам выплатим 90% стоимости этого билета только, если мы его реализуем. А если не реализуем, то вы потеряли деньги.

 

Записала Людмила Привизенцева


Другие материалы

-
-