Оркестр Pratum Integrum выступил в Соборной палате с новой барочной программой

Агентство Русконцерт, мастерски выстраивающее свою афишу, не подвело и на этот раз. 18 июля в Соборной палате в Лиховом переулке нам представили новую программу оркестра Pratum Integrum. Факторов риска – летние отпуска, будний день и предгрозовое предупреждение, – хватило бы на то, чтобы полупустым оказался любой, даже небольшой зал. Но в этот раз свободных мест в просторном зале Соборной палаты не оказалось вообще (и это при том, что стулья расставили гораздо ближе, чем следовало).

Объявление о июльском концерте Pratum Integrum стало неожиданностью для поклонников коллектива, ведь еще в начале лета он сообщил о конце сезона 2018\2019. Вот что рассказала ZN менеджер оркестра, канд. искусствоведения Анна Андрушкевич:

«Обычно мы в мае играем последние концерты сезона, а потом начинается лето – особое время. Мы обязательно выступаем на фестивалях, в парках, садах, усадьбах. Для этого готовим особые программы».

Подготовка программы – долгий процесс, в который вложено много труда и размышлений. Pratum Integrum существует более 16 лет. Он одним из первых предложил российским ценителям музыки «распробовать» барокко. Сделал это чрезвычайно умело, в результате вокруг оркестра образовалось сообщество поклонников барокко. Их численность с тех пор только растет. Просветительская миссия была и у концерта в Лиховом переулке. Предполагалось сделать одно отделение концерта немецким, другое – итальянским, чтобы зрители услышали, как и чем отличаются эти два направления барочной музыки. С итальянской составляющей определились давно: чакона ля мажор Джузеппе Брешианелло – звенящая, светлая, радостная пьеса. Как и положено произведению, написанном в ля мажоре, у композиторов с «цветным» слухом она окрашена в розовый цвет.

Анна Андрушкевич продолжает:

«Нам давно хотелось поделиться со своими зрителями этой музыкой, идеально подходящей под летнее настроение. Осталось подобрать к ней пару – сочинение, с которым можно сопоставить чакону Брешианелло. Она-то и привела за собой другие произведения. Мы смотрели, какой есть не очень известный Вивальди. Другой критерий: нам всегда интересно играть с Мариной Беловой – чудесной лютнисткой, владеющей и другими щипковыми. Она только что вернулась с победой с единственного в Европе конкурса лютнистов. Марина сказала, что хотела бы исполнить транскрипцию лютневого концерта для барочной гитары. Это ее собственное переложение, которое звучит праздничнее и больше подходит для большого зала. И мы решили подобрать еще один концерт Вивальди – скрипичный – для нашего блестящего скрипача, он же концертмейстер Сергей Фильченко… И этот выбор стал самым сложным, потому что у Вивальди сотни интересных скрипичных концертов. Мы иногда составляем какой-то краткий список, слушаем произведения, вошедшие в него, ждем, что скажет концертмейстер, потом ищем дальше. И вдруг однажды я слушала скрипичный альбом Фабио Бьонди под названием «Антонио Вивальди. Прощальные концерты для скрипки из собрания графа Коллальто в Брно».

Известно, что Вивальди умирал в нищете. И от его пребывания в Вене остался только один след, расписка о продаже за 12 дукатов коллекции сочинений. Сама коллекция не сохранилась, только – ее каталог, по которому можно понять, какие же произведения приобрел граф Коллальто. Среди прочих 16 концертов Бьонди отобрал из них самые интересные, на свой вкус, и записал диск «Прощальные концерты». И на нем-то Анна Андрушкевич и услышала Концерт для скрипки с оркестром ми минор, позже глубоко поразивший всех музыкантов Pratum Integrum, включая их руководителя. В этом произведении Вивальди представил все мыслимые скрипичные штрихи – находки, раскрывающие возможности скрипки в рамках стиля барокко. Композитор даже выписал подробно украшения в медленной части, чего обычно не делал. Чаще всего у барочных сочинителей указаны две-три крупные ноты, и больше – ничего. Имеется в виду, что исполнители импровизируют, глядя на эти «маяки». Партитура Концерта для скрипки с оркестром ми минор выглядит иначе – она прописана в деталях. Такое происходило, если автор музыки, решив, что его перестали понимать, а стиль слишком размылся от многих импровизаций и «читается» уже иначе, начинал выписывать партитуры более детально. Чаще такое случалось в завершающий период творчества мастера. Известно, что поздний Бетховен выписывал штрихи более детально, чем в юности. Композитор Франческо Джеминиани, переехав в Лондон и начав преподавать, написал трактат, где специально для учеников установил четкие правила исполнения своих произведений. Вивальди тоже был педагогом, и не исключено, что ноты Концерта для скрипки с оркестром ми минор предназначались для юных воспитанниц венецианского приюта Оспедале-делла-Пьета, где композитор преподавал...

Мы можем сколько угодно предполагать, почему Антонио Вивальди так скрупулезно обозначил ноты Концерта для скрипки, но истина скорее всего не будет установлена. А число тайн, окружающих это сочинение, растет. Как сказано в пословице: «…Господь располагает». И вечером 18 июня, Всевышний распорядился так, что Концерт Вивальди для скрипки с оркестром ми минор… не прозвучал. Пропали ноты.

История почти детективная, но, как сказал концертмейстер Pratum Integrum Сергей Фильченко:

«Такое с нами уже бывало, но давно лет десять-двенадцать назад. Это от большой любви делали зрители. Так влюбленный мальчик, проявляя свою любовь, дергает девочку за косички или прячет её пенал. Но может быть и другой вариант: на одном из пультов перегорела лампочка, и ноты для флейты переставили на мой пульт, где уже лежали ноты концерта Вивальди. Ольга Ивушейкова отыграла свой концерт, собрала все ноты с пульта, как и положено, и ушла домой. Ничего страшного не произошло. Сыграем в следующий раз 30 августа на концерте в Аптекарском огороде. Обещаем, приходите».

 

И даже не смотря на досадный сбой, концерт Pratum Integrum, прозвучавший в Соборной палате 8 июля, подарил слушателям много приятных впечатлений. Первое отделение открыла бурная, но мрачноватая симфония Иоганна Адольфа Хассе – первое исполнение за последние 200 лет в мире, а в России – и вовсе впервые. Музыка этого автора погрузила слушателей в особенности одного из направлений немецкого барокко, отличного от того, в котором работал И.С. Бах. Сочинения самого мэтра мы тоже услышали: прозвучала его нежнейшая, трепетная оркестровая Сюита №2 си минор для флейты с полонезом и шуткой. Солировала Ольга Ивушейкова. Второе отделение началось с Концерта с оркестром ре мажор для барочной гитары. Инструмент редко звучит соло – отдельно для него почти ничего не писали. И только благодаря Марине Беловой удалось наконец-то расслышать голос этого «малютки». Он почти вдвое меньше нынешней гитары и иначе настроен. У современного, как и у всех вертикальных, первая струна самая высокая, шестая – самая низкая. На барочной гитаре – пятая струна настроены с интервалом в секунду со второй и третьей, поэтому самый низкий звук у четвертой струны, басов как таковых нет. В результате на выходе – очень светлый, тонкий, высокий и звонкий звук. С произведениями еще одного немецкого барочного композитора Иоганна Самуэля Эндлера Pratum начал знакомить публику еще с 2012 года. А 18 июня была скошена еще одна небольшая лужайка, прозвучала оркестровая сюита Эндлера до минор. (Pratum Integrum – в переводе с латинского «некошеный луг».) По количеству премьер концерт получился очень насыщенным.

А в качестве компенсации за неисполненный Концерт Вивальди для скрипки с оркестром ми минор зрители получили репризу той самой «Чакону ля мажор» Брешианелло и узнали, где и когда Pratum Integrum играет в следующий раз. И теперь точно не пропустят этот концерт.

Напоминаем, концерт оркестра Pratum Integrum состоится 30 августа в Аптекарском огороде. Программа называется «Фаринелли», солист Юрий Минченко (контртенор).

 


Другие материалы

-
-