Две «Богемы» Большого театра

Опера Джакомо Пуччини дважды была поставлена в Большом театре. Первый раз в 1996 году – к столетию с момента создания. Второй – минувшим летом к 160-летию композитора. Громкой премьерой новой версии Большой завершил прошлый театральный сезон. Теперь у ГАБТ две «Богемы». И обе работают: «старшая» съездила на гастроли в Челябинск, а «младшую» покажут в Москве 30 ноября, 1 и 2 декабря.

Подарок Уралу

В Челябинском театре оперы и балета прошли гастроли Большого. В репертуаре – опера Джакомо Пуччини «Богема», в постановке 1996 года (дирижер-постановщик – Петер Феранец, режиссер-постановщик – Федерик Мирдита). Классическое прочтение произведения такого масштаба всегда гарантирует постановке долгую жизнь. Спектакль до сих пор пользуется огромным успехом. Именно поэтому с его показа и началось долгосрочное сотрудничество Челябинского театра оперы им. Глинки и ГАБТ.

«Богема» – это первый спектакль, который прошел в рамках программы, предусматривающей творческое сотрудничество двух театров, – отметил директор Челябинского театра Владимир Досаев. – Программа рассчитана на пять лет. В Большом уже стажировались специалисты нашего осветительного и пошивочного цехов. К нам приезжали с мастер-классами балетмейстер Михаил Лавровский, хормейстеры Александр Критский и Андрей Заборонок. Наконец, сейчас мы принимали у себя «Богему», а в следующем сезоне планируем показать собственные спектакли на Новой сцене Большого театра».

 

Итальянская опера на французский манер

Известная почти 150 лет история любви и смерти, положенная на гениальную музыку, никого не оставляет равнодушным. И молодые, и опытные дирижеры и режиссеры охотно берутся за ее новые прочтения. Под закрытие прошлого театрального сезона на Новой сцене Большого представили современную версия «Богемы», которую еще до премьеры назвали «французской». И дело не только в том, что режиссером-постановщиком спектакля стал француз Жан-Роман Весперини.

О концепции новой «Богемы» он рассказал корреспонденту «ZN» накануне премьеры:

– Мы не отошли ни на шаг от партитуры и либретто, но постарались сделать оперу современной. Для этого я убрал все напыщенные жесты, свойственные классической постановке. Костюмы соответствуют эпохе (художник по костюмам Седрик Тирадо). Мне кажется, что зрители приходят в театр, чтобы убежать в непривычную для них атмосферу. И им не особенно интересно видеть на сцене то же, что и в обычной жизни. Кому вообще в театре нужна обыденность? На сцене вы увидите вечно молодой Париж. Персонажи – четверо энергичных молодых людей. Они бедны, но веселы и согреты взаимной дружбой. Шутят, влюбляются, расстаются. Чем и похожи на современных молодых людей – эмоции те же. Мы показываем две парижские зимы. В первой картине – радостную, полную рождественского веселья. В третьей – серую, печальную. И не смотря на трагедию, молодость берет свое. Мы старались уйти от трагических нот. А музыка Пуччини позволяет подчеркнуть и легкость бытия, и его трагичность.

Классическая опера представлена в эстетике мюзикла. И это полностью соответствует её духу. На вопрос, а что же такое богема, Жан-Роман Весперини ответил так: «Это состояние души, которое вряд ли можно описать, оно воспринимается и передается интуитивно».

Дирижер-постановщик новой «Богемы» Эван Роджистер также объясняет популярность оперы её содержанием:

– Это произведение всегда будет современным, потому что оно говорит о молодых людях. Мы все когда-то учились в университетах, встречали своих первых во взрослой жизни друзей и любовь. Потом мы их теряли. Так всегда бывает. Все эмоции, которые мы при этом переживали, слышатся в музыке Пуччини. И поэтому она очень современна. У нас прекрасные исполнители вокальных партий, по возрасту они почти ровесники героям оперы.

 

Похоже, что новой версией «Богемы» Большой театр решил еще раз напомнить, что оперу можно не только слушать, но и смотреть. Декорации (сценограф Бруно де Лавенери) меняются четыре раза – в каждой картине они новые. Часто ли такое встретишь в опере. В первой картине – на сцене отстроены все три этажа домика на Монмартре, где и обитают молодые герои. И их надо заполнить, успевая перебежать к началу партии, что потребовало особой режиссуры и подготовки. Карнавал на парижской улице, таверна за чугунной оградой на окраине города, куда приходят настоящие дворники и молочницы.

Уже объявлен состав солистов на ближайшие спектакли. Рудольф, поэт – Раме Лахай и Сергей Семишкур; Марсель, живописец – Андрей Жилиховский, Константин Шушаков и Алуда Тодуа; Шонар, музыкант – Юрий Сыров и Николай Казанский; Коллен, философ – Дэвид Ли и Петр Мигунов, Мими – Динара Алиева, Анна Нечаева и Мария Мудряк; Мюзетта – Дамиана Мицци, Гузель Шарипова и Анна Храпко; Альциндор – Отар Кунчулиа и Вячеслав Почапский; Бенуа, домохозяин – Валерий Гильманов и Александр Науменко;, Парпиньоль – Иван Максимейко и Марат Гали.

За дирижерским пультом – Азиз Шохакимов.

 

Людмила Привизенцева


Другие материалы

-
-