«Убийство в Восточном экспрессе». Сорок лет спустя.

Ричард Гудвин, продюсер

Было сложно убедить Агату Кристи дать свое авторское согласие. Она ненавидела киноверсию «Убийства по алфавиту» (фильм 1965 г., снятый на киностудии Metro-Goldwyn-Mayer – ЗН). Но она доверяла нам. Сидни Люмет выступал в качестве режиссера, даже несмотря на то, что его агент был против этого. Она (Кристи) назвала картину «фильм безмолвного поезда». Она хотела бы, чтоб съемки проходили в Лос-Анджелесе, но Люмету это не нравилось.

Актерская труппа вся состояла из звезд крупнейшей величины, хотя как-то мы смогли обойтись всего 4,5 млн. Были ли они «небожителями»? Отнюдь, они все были хорошо воспитаны, несмотря на то, что Лорен Беколл (миссис Хаббард) настаивала на том, чтобы её туфли были сшиты в Париже, Альберт Фини (Пуаро) хотел больший гонорар, так как у него самая длинная роль, а Шон Коннери – просто потому, что он столь знаковая величина. Остальным полагались равные доли – по 100 000 $ каждому. Помнится, что в то время, как другие предпочитали сидеть и слушать невероятные истории Джона Гилгуда (мистер Беддоуз), Ванесса Редгрейв (Мери Дебенхем) при каждом удобном случае разглагольствовала о политике в столовой. В итоге, парни-рабочие спросили нас, не могли бы мы отпустить Ванессу и дать поговорить еще кому-нибудь.

У нас возникли сложности со сценой, где поезд попадает под снежный обвал. Проблема была в том, что снега не было. Куда ни посмотри – всюду бурая земля. Снимали во Франции, недалеко от Швейцарской границы, и я тогда заказал 10 грузовиков, которые должны были привезти снег с альпийских вершин. Сидни был при этом спокоен, к чему призывал и меня. И в ту же ночь повалил такой снег, что работа закипела. В кино без удачи никак. Порой, идеально спланированные картины проваливаются просто оттого, что им где-то не повезло. Я не думаю, что дело в одном лишь мастерстве.

Агату Кристи я видел однажды и мельком. Тогда она была уже очень стара и передвигалась в инвалидном кресле-каталке. При этом, оставалась у курсе всего, что происходит. Мы показали ей свой фильм и он ей понравился. Скажу, наверное, ужасную вещь, но я не думаю, что актерский состав нового фильма имеет такую мощь, какой располагали мы. Скажем, Ингрид Бергман (Грета Олсон; за эту роль Бергман получила Оскар как лучшая актриса второго плана – ЗН) – если не знать, то и не заметишь, что она вообще играла, настолько крошечная у неё роль. Это было действительно невероятно. Все дело в Сидни. Они все его очень любили и делали это ради него.

Жаклин Биссет, актриса

Я не была фанаткой Агаты Кристи. И моя роль графини Элены была незначительной. Но я была счастлива, потому что рядом оказался Сидни Люмет. Как он умел убеждать! «Нет такой вещи, как маленькая роль» – говорил он – «Есть только маленькие актеры». Иными словами, если тебя выбрали для «Убийства в Восточном экспрессе», значит ты хороший актер.

Для всех нас это было не вполне привычно, приходилось подстраиваться. За исключением Альберта Финни, у которого была огромное количество текста и диалогов. Я помню, что это было несколько утомительно, но только не ланчи – ланч были потрясающими.

К тому времени я уже была знакома с Альбертом. Но на съемках он изображал такого отталкивающего типа, что его невозможно было узнать. Мне он казался странным парнем с французским акцентом, который все говорил, говорил, говорил. Когда потом, на торжественном вечере в конце съемок, я увидела его жену, Анук Эме, я спросила её, что она здесь делает? Она посмотрела на меня, как на спятившую и ответила: «Ну, я являюсь супругой Альберта». Но так мне и не удалось увидеть его вне грима. Играть Пуаро было не просто. Роль эта – как выставка, но я думаю, что Альберт с ней справился. Я помню, что была шокирована его сеткой для волос – не то, чтобы очень привлекательно.

 

Основано на материалах The Guardian

 


Другие материалы

-
-