​​​​​​​США выстраивают новую систему взаимоотношений в Центральной Азии

.
Поделиться
США выстраивают новую систему взаимоотношений в Центральной Азии

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев и заместитель Государственного секретаря США по политическим вопросам Дэвид Хейл в конце минувшей недели обсудили вопросы мирного урегулирования в Афганистане и активного вовлечения этой страны в региональные процессы. Накануне американский дипломат побывал в Казахстане, где встретился с главой республики Касым-Жомартом Токаевым и провел заседание группы высокого уровня в формате «С5+1», в ходе которого обсуждались вопросы содействия по восстановлению Афганистана и реализации региональных транспортных проектов.

Глава американской дипломатии Дэвид Хейл передал Шавкату Мирзиёеву «приветствия и наилучшие пожелания президента США Дональда Трампа и государственного секретаря Майка Помпео. «Американская сторона высоко оценивает проводимые в Узбекистане преобразования в сфере государственного строительства и формирования сильного гражданского общества, а также реформы, направленные на повышение уровня и качества жизни населения, обеспечение прав и свобод граждан», отметил Хейл. Он также подтвердил приверженность США к дальнейшему развитию отношений стратегического партнерства и всестороннего сотрудничества между двумя странами.

В США считают Узбекистан одним из основных партнеров в Центральной Азии, особенно, в части налаживания диалога с Афганистаном. Вашингтон оценил усилия Узбекистана в налаживании диалога по Афганистану, а также по вовлечению этого давно неспокойного государства в центральноазиатский регион и геоэкономические проекты, публично отведя Ташкенту главную роль в политическом урегулировании ситуации в Афганистане.

У Ташкента есть собственный интерес к этой стране как к надежному и стабильному партнеру, а не как к источнику угроз. И Узбекистан в этом направлении работает. Например, он строит в Афганистане линии электоропередачи, железную дорогу, школы и больницы, а также предлагает организовать сборку легковых автомобилей UzAuto, восстановить текстильные фабрики.

Казахстан, рассматривается США, как опорная страна в Центрально-Азиатском регионе. Во-первых, Казахстан для США – это важный элемент логистики в Афганистан. Во-вторых, у США есть интересы в энергетической сфере Казахстана.

Доктор политически наук президент международного Центра геополитического прогнозирования «Восток-Запад» Карлыгаш Нугманова подвела для ZN итоги визита заместителя госсекретаря Дэвида Хейла в страны Центральной Азии: «США зоной своих интересов считает не только Ближний Восток, но и активизируется на пространстве Центральной Азии. Американская внешняя политика направлена на контроль «Хартленда» (Хелфорт Маккиндер – английский ученый геополитик основал понятие heartlend (хартленд) – «сердце мира» и считал, что Евразия является центром глобальных политических процессов – «ВК»). США придает большую геополитическую значимость «Хартленду» из-за его огромных запасов природных ресурсов, поскольку он является лакомым куском для Вашингтона. Надо отметить, что вдобавок Центральная Азия всегда интересовала США только в контексте афганской проблемы. США выгодно взаимодействие центральноазиатских республик с Афганистаном. Поэтому интеграция Афганистана в соответствующие форматы встреч и региональных программ диалога между США и Центральной Азией и поддержка большего количества проектов регионального и трехстороннего сотрудничества с афганскими и центральноазиатскими партнерами будут оставаться приоритетными».

Вояж заместителя Госсекретаря США Дэвида Хейла с так называемым форматом «С5+1» (страны Центральной Азии плюс США – «ВК») – это второй шаг к выстраиванию новой системы взаимоотношений в регионе. Первый шаг, то есть фундамент для улучшения сотрудничества был проделан в результате визита в 2015 году госсекретаря США, потомка очень известной династии Форбс Джона Керри в страны Центральной Азии. В истории США Джон Керри был первым госсекретарем, посетивший все пять республик региона в ходе одной поездки. По словам эксперта, диалог «C5+1» остается важным инструментом регионального сотрудничества Центральной Азии и США. «Рецепты Джона Керри для Центральной Азии – это действительно не игра с нулевой суммой», - отметила Нугманова.

Центральная Азия, после закрытия американских военных баз – в 2005 году в Ханабаде (Узбекистан) и в 2014 году «Манас» в Киргизии, вновь стала привлекать к себе повышенное внимание. Одним из проявлений этого внимания, по мнению, Карлыгаш Нугмановой, стали попытки концептуального переосмысления геополитической природы региона и его места в новой формирующейся реальности. Примером этому может служить ряд интересных мыслей, высказанных известным американским политологом, автором концепции «Большая Центральная Азия», Фредериком Старром о необходимости расширение региона Центральная Азия за счет Афганистана. Американский политолог подверг критике тех, кто считает Центральную Азию состоящей из пяти государств. По его мнению, они «застряли в советском прошлом» и «пришло время смотреть вперед». «Смотреть вперед», означает включить Афганистан в Центральную Азию. При этом Фредерик Старр считает, что не нужно воспринимать Афганистан как источник проблем, а он должен рассматриваться как источник богатства.

Между тем, Центральная Азия является потенциальным коридором наркотрафика. Через регион пролегает так называемый северный маршрут – канал переброски героина из Афганистана в Европу, Россию и страны СНГ. По данным аналитиков UNODC от 15 до 30% афганского героина проходит через северный маршрут. Из Афганистана наркотики ввозятся в Таджикистан, а затем перебрасываются через Киргизию и Казахстан в Россию. При этом в каждой стране оседает от 10% героина и выше. В 2014 году объем производства героина в Афганистане составлял до 640 тонн. «Реализм отношения к проблеме заключается в том, что без кардинальных изменений ситуации в Афганистане избавиться от героиновых потоков будет практически невозможно. Исходя из этого, перспектива о навязывании Афганистана Центральной Азии совсем не радужная, а такого рода интеграция для США по всей видимости очень выгодна», - считает Карлыгаш Нугманова.

По ее словам, новый формат диалога подразумевает большую близость интересов, что позволит США выступать модератором в их отношениях. Вашингтону интересна Центральная Азия в основном в контексте афганской проблемы. Одновременно важными приоритетами для США в Центральной Азии остаются вопросы контроля роста китайского влияния.

«Среди прочих целей кроме контроля над Афганистаном, у Вашингтона цель в Центральной Азии - это сдерживание Пекина, который в свою очередь рассматривает регион в качестве «стратегического тыла» Китая. Особый и постоянно возрастающий интерес проявляет Китай к нефтяным и газовым месторождениям Центральной Азии и, в частности, Казахстана. Этот интерес обусловливается не только тем, что эта республика граничит с Синьцзян-уйгурским автономным округом, что позволяет проложить нефтепроводы прямо в Китай. Но и тем, что Казахстан представляет собой естественный «континентальный мост», ведущий в Иран и Ирак. То есть в тот регион, где китайцы собираются в ближайшее время усилить свое влияние», - подчеркнула эксперт.

Нугманова считает, что визит в Нур-Султан Хейла заключался не только в обсуждении актуальных вопросов двустороннего и международного сотрудничества РК и США, но и продемонстрировал Китаю и России, что США рассматривают центральноазиатский регион как единое целое, пытаясь, все страны ЦА включить в число своих партнеров.

Во-первых, Казахстан – «большая и интересная страна с большими перспективами», и его стратегическая важность для США подкреплена обширными энергетическими запасами. Не будем забывать и про президентские выборы, которые состоятся в Америке в 2020 оду. По сути, действующей администрации США пора рисовать красивую картинку об успехах во внешней политике в период президентства Трампа. США всерьез опасаются сопряжения Евразийского экономического союза с китайским проектом «Новый Шелковый путь».

Во-вторых, визит заместителя Госсекретаря США Дэвида Хейла в Центральную Азию так же был связан с общей геополитической ситуацией, с общим изменением международной обстановки, в том числе в Северной Африке и Афганистане, а также с тем, что США немного обеспокоены чрезвычайной активностью Китая в этом регионе, особенно экономической экспансией Китая. Пекин вовлекает в свой проект значительную часть пространства Юго-Восточной Азии, вплоть до Ирана. В итоге «на выходе» должен получиться единый евразийский рынок, в котором американцы останутся вне игры. Вашингтон, как известно, создал в противовес китайцам собственный проект – Азиатско-Тихоокеанскую зону свободной торговли. Но если между Евразийским союзом и «Новым шелковым путем» возникнет сопряжение, большая часть региона окажется вне американской экономической зоны.

Исследователь Грэм Фуллер концептуально сформулировал видение будущей американской политики в Центральной Азии. Фуллер выделил и изложил на уровне доктрины следующие американские интересы в Центральной Азии: 1) не допустить возвращения России; 2) пресечь эскалацию исламского радикализма и фундаментализма; 3) обеспечить контроль над каспийской нефтью; 4) стабилизировать регион путем влияния на местные правительства.

Все эти геополитические движения являются дальним отражением той великой шахматной доски, о которой говорил когда-то Збигнев Бжезинский. Каждый пытается вести свою партию, пытается даже навязать свою игру. В этой связи приезд Дэвида Хейла является отражением именно того, что США хочет четко обозначить, что ее интерес в Центральной Азии существует, как экономический, так и геополитический контекст, несмотря на то, что международная военная коалиция готова сократить свое присутствие в Афганистане.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ