Поколение середины 60-х, к которому я принадлежу, знает почти все его роли. «Здравствуй, это я!» – физик, не путайте со «Здравствуйте, я ваша тётя!» – хотя в этом кино Армен Борисович тоже играл, «Журавушка», «Операция «Трест» – чекист, «Новые приключения неуловимых» и «Корона российской империи» – белогвардейский офицер.

Фильмы показывали часто. Мы их знали наизусть, включая эпизоды, даже совсем небольшие. В своих первых картинах Джигарханян немногословен. А в некоторых даже говорил чужим голосом. Позже объясняли, из-за сильного акцента. Потом артист заговорил своим. За год выходило по нескольку фильмов с участием Армена Борисовича. Он выступал в нескольких амплуа: положительные роли – ученые, военные, партийные деятели, советские начальники и терпеливые мужчины, влюбленные в деловых женщин (Старые стены» с Людмилой Гурченко, «Ольга Сергеевна» с Татьяной Дорониной). И вторая ипостась относительно раннего Джигарханяна – смешные, невезучие герои, пройдохи («Собака на сене» с Тереховой, «Дульсинея Тобосская» с Гундаревой и др.).

Ролей было множество. И все знали эпиграмму Гафта: «Гораздо меньше на земле армян, чем фильмов, где сыграл Джигарханян». Из 250 ролей Армена Борисовича я больше других люблю эпизод из запрещенной на долгие годы «Осени» Андрея Смирнова – молчаливый отец семейства со смешной фамилией Скобкин. Джигарханян «спрятан» за густой бородой и почти неузнаваем. Но смотревшие фильм точно не забыли тот эпизод.

Джигарханян в театре – отдельная история. Из Ереванского русского драматического театра им. Константина Станиславского, он перешел в Ленком, где сыграл в легендарных спектаклях Эфроса – «Снимается кино» (спектакль был закрыт), «Мольер» (Сальери, по Булгакову, «104 страницы о любви» по пьесе Эдварда Радзинского. С последней роли началась дружба Радзинского с Джигарханяном. И возможно благодаря ей появились мощнейшие постановки театра Маяковского «Беседы с Сократом», «Театр времен Нерона и Сенеки».

В театре Армен Борисович играл меньше, чем в кино, но какие это были роли – Стенли Ковальски в «Трамвае «Желание», «Закат» по Бабелю, Хлудов, «Бег» по Булгакову. Лучшие роли Джигарханяна в театре «сделали» два больших режиссера – Анатолий Эфрос в Ленкоме и Андрей Гончаров в Театре им. Маяковского.

Я брала интервью у Армена Борисовича в конце 90-х для родительского журнала. Мы почти не говорили про театр, речь шла о семье артиста – родителях, внуках, женах и тогда уже покойной дочери Армена Борисовича. Так пожелал заказчик. Джигарханян открывал свою детскую студию и был погружен в это дело с головой.

У каждого свой Джигарханян. Для многих из нынешнего поколения – это всего лишь название остановки трамвая «Театр Армена Джигарханяна», для их родителей и бабушек с дедушками – мурашки по коже при воспоминании о страстных монологах Сенеки. Джигарханян – сама история советского кино и театра.

Эдвард Радзинский написал сегодня на своей странице в ФБ: «Умер великий актёр и любимый друг». Светлая память.