Горьковский МХАТ рассказал о своих планах

.
Поделиться
Горьковский МХАТ рассказал о своих планах

В пресс-центре ИТАР-ТАСС прошла пресс-конференция нового руководства МХАТ им. Горького. Говорили обстоятельно и подробно. Журналисты готовили провокационные вопросы, но не успели их задать, им оставили слишком мало времени. И все-таки кое-кому из представителей прессы удалось вставить острое словцо.

 

В мужских руках

Сразу раскроем интригу: Татьяны Васильевны Дорониной среди спикеров не было. И стало отчетливо видно, что у МХАТ им. Горького теперь в буквально смысле «не женское лицо». «А почем нет прежнего худрука? – этот вопрос задал корреспондент газеты «Правда», когда мероприятие уже завершалось, и добавил – И что вообще означает такое неожиданное и поспешное увольнение прежнего руководителя?»

И новый худрук Эдуард Владиславович Бояков включил свой микрофон:

А сегодня я являюсь руководителем театра, я и отчитываюсь. Понимаю ваши опасения, приходит новая команда, объявляет пресс-конференцию, и вы все ждете объявления о создании проекта Горький-центр по образу и подобию... Ничего подобного в моем театре не будет. Приглашение собраться и рассказать о том, что сделала моя команда, поступило от ТАСС, и там же составили список спикеров. И мы посчитали тактичным, что Татьяны Васильевны в нем нет. И мы искренне говорим об огромном уважении к Татьяне Дорониной, понимая, сколько она сделала для театра, предполагаем сохранять ее линию и рассчитываем, что сама Доронина будет участвовать в обсуждении и формировании планов. Контакт у нас есть, мы все делаем для того, чтобы он не прерывался. У нас хорошая рабочая атмосфера.

После того, как зал недоверчиво загудел, заместитель министра культуры РФ Павел Степанов счел нужным поддержать Эдуарда Боякова:

Не понимаю, почему решение семенить руководство МХАТа, принятое в начале декабря 2018 года, многие посчитали поспешным, а переход Татьяны Васильевны на новую должность назвали увольнением. Никакого увольнения не было. Доронина – президент театра. Согласно утвержденному Уставу театра, президент определяет направление творческой деятельности коллектива, принципы формирования репертуара и обладает другими полномочиями. Преемственность руководства – это ключевое требование министерства культуры, традиция идет еще со времен Станиславского, и ее сохранение обязательно.

 

На том пресс-конференция и была объявлена законченной.

 

Вернемся к началу

Первым взял слово Эдуард Бояков. Он рассказал о сути перемен, произошедших в театре за месяц своего «правления»:

Мы будем существовать как проектный центр. Ядро театра – это наши труппа и репертуар. Мы не будем злоупотреблять приглашением актеров со стороны, но труппа должна ощущать, что есть конкуренция. Уже в марте Андрей Кончаловский представит спектакль – «Сцены из супружеской жизни» по сценарию Ингмара Бергмана. Следующей премьерой станет постановка Руслана Маликова «Последний герой» по пьесе белорусского драматурга Ивана Крепостного. За ней последует работа Сергея Пускепалиса по повести Валентина Распутина «Последний срок». На май запланирован первый гастрольный проект: во МХАТе им. Горького покажут балет «Мама» с участием Натальи Осиповой, прима-балерины театра Ковент-Гарден, хореограф Артур Пита.

 

Собравшимся также сообщили, что началось восстановление «взрослой» версии «Синей птицы» в постановке Станиславского от 1908 года. Немногие знают, что пьеса была написана Метерлинком для взрослых и представляла своеобразный манифест символизма. И только в 30-е годы прошлого века, изъяв из нее «недетские» сцены, например, эпизод на кладбище, Константин Сергеевич поставил «Синюю птицу» для детей. Восстановить оба спектакля и взрослый, и детский – наш долг, – убежден Бояков. Детскую версию покажут уже в ноябре 2019 года, взрослую – позже, зимой.

 

У Захара Прилепина тоже было, что сообщить журналистам.

Есть идея сделать спектакль «Семь женщин Сергея Есенина». Создается лаборатория, потому что спектакль предполагает сначала вхождение в контекст всех, кто занят в работе – меня, артистов и литературоведов, сведущих в биографии поэта. Мы будем работать по большей части с документами и есенинскими стихами. Мне важен обратный контакт: так ли именно хотят артисты это сыграть, как я хочу это поставить. Я эту тему понимаю, как никто другой. Результат увидите в следующем году. Торопиться мы не будем, действуем вдумчиво. И еще, театр начала и середины прошлого века очень сильно был завязан на произведениях художественной литературы – Михаил Булгаков, Всеволод Иванов, Валентин Катаев, Леонид Леонов. А в современном театре, я считаю, не хватает современной прозы, поэтому я веду переговоры с Алексеем Варламовым, Евгением Водолазкиным, Алексеем Ивановым, Александром Тереховым и Сергеем Шергуновым о том, каким образом их ключевые тексты о современности адаптировать для сцены. Классика – это прекрасно, но мы должны себя узнавать в произведениях и современных писателей.

 

Андрей Кончаловский также прокомментировал свою работу во МХАТ им. Горького над «Сцены из семейной жизни»:

Сценарий Бергмана уникален и универсален одновременно, ведь в его основе универсальная тема – отношения мужчины и женщины. Перенесем действие в российскую жизнь. Я уже ставил эту пьесу в Неаполе, шведов мы заменили на итальянскую пару. Узнаваемо абсолютно и очень пронзительно. Я хочу сделать сцены из семейной жизни во время перестройки. У меня есть сложившийся дуэт Юлия Высоцкая-Александр Домогаров, он и будет играть в этом спектакле.

 

Сергей Пускепалис рассказал о своих принципах работы с труппой:

Я уже был главным режиссером и в Магнитогорске, и в Ярославе, ставил и ставлю в Москве. Имею опыт вхождения в коллектив. И убежден, что сначала надо понять, принюхаться друг к другу. Кого буду брать в спектакль, пока не знаю. Знаю, что труппа очень серьезная, образованная, талантливая. Другой у Татьяны Васильевны просто не могло быть. Но мне надо понять артистов, найти того, кто тоньше чувствует материал, кому он ближе. А материал непростой. Речь идет о патриотизме – теме, которая в наше время трактуется довольно своеобразно. У Валентина Распутина [в «Последнем сроке»] очень просто, буквально на бытовом уровне показано, кто мы, откуда вышли и куда идем. В спектакле 10 персонажей, есть возрастная полира. Никого не хочу тянуть за уши в роль. Текст предложен всей труппе. Пусть каждый попытается понять материал сердцем. И в ходе этой работы я и узнаю артистов, определю их потенциал. Если не возникает «романа», то в дальнейшем рассчитывать на плодотворную работу не приходится.

 

И про ремонт

Он неизбежен. Других подробностей нет. Когда начнется, сколько продолжится, придется ли МХАТу «бродяжничать» до завершения реконструкции или он сумеет «ужиться» со строителями, – неизвестно. Эдуард Бояков сказал следующее:

Здание находится в плачевном состоянии. А мы имеем дело с уникальным памятником архитектуры в стиле модерн, последним великим театральным зданием, построенным в ХХ веке в России. Архитекторы Владимир Кубасов и Тамара Мурадова начинают долгий серьезный путь обследования строения. После этого определится план работ. Планируется создать комфортную навигацию, аутентичные интерьеры, технически «перезагрузить» здание. Пока нет ни точных сроков ремонта, ни понимания, будет ли закрыт театр для посещения на время работ. И Станиславский, и Немирович-Данченко, и Савва Морозов были одержимы идеей новых театральных возможностей. Не было тогда слова «мультимедиа», но то, чем они занимались, по сути мультимедиа и являлось. Постоянно шла работа по тестированию электротехнического оборудования. И нам нужны все современные технологи, отвечающие правилам безопасности в первую очередь.

 

Выводы

Планов, как писал поэт, громадье. Они эклектичны, но предсказуемы и пока не выглядят сенсационными. Не кажется большой удачей приход балета «Мама» с участием Натальи Осиповой на сцену МХАТ, поскольку прима традиционно «бродит» по российским сценам. Так, в Светлановском зале Международного дома музыки на конец января анонсирована ее программа из двух отделений. Работа Андрея Кончаловского – это клонирование спектаклей. Первые клоны родились много лет назад, последний, сделанный самим Андреем Сергеевичем, – в мае прошлого года. Спектакль про Есенина скорее всего потянет на добротную литературно-музыкальную композицию. «Простых разговоров» об истинном патриотизме в театре Татьяны Дорониной было более чем достаточно, равно как и реконструкций шедевров прошлого. «Три сестры» в версии Немировича-Данченко и «Вишневый сад» в редакции Станиславского тому яркое подтверждение. А проза Евгения Водолазкина уже представлена на московской сцене. На днях прошла премьера первого заметного романа писателя «Соловьев и Ларионов». Да и взрослая версия «Синей птицы» Метерлинка, построенная по строгим канонам мистерии, рискует быть «непереваренной» поколением, приученным к постмодернистской стилистике, лишенной всяких правил. Но может для того, чтобы МХАТ им. Горького продолжил свою славную историю и не нужно никаких потрясений, и достаточно просто хороших спектаклей?..

 

Людмила Привизенцева, фото: Илья Золкин