Премьера спектакля Александра Баргмана «Сирано де Бержерак» состоялась 5 октября 2019 года на Большой сцене театра «Мастерская». Спустя год спектакль, вбирающий в себя тоску по несбыточному счастью, звучит вновь, покоряя энергетикой артистов и красотой перевода Владимира Соловьева. Героическая комедия Эдмона Ростана поведает историю поэта и дуэлянта Сирано де Бержерака, решившегося во имя счастья своей возлюбленной на огромную жертву – вечное пребывание в тени другого мужчины. 26 октября спектакль стал победителем премии «Золотой Софит» сразу в трёх номинациях: «Лучший спектакль на Большой сцене», «Лучшая работа режиссёра», «Лучшая мужская роль». О преобладании внутреннего над внешним, мечты над реальностью, цельности над пустотой, альтруизма над эгоизмом читайте в материале.

Мелодичный и воздушный спектакль, в котором так много чувственности и героических поступков, тяготеет к жанру элегии. Золотые листья неспешно кружатся в воздухе, храня в себе таинство осени и символизируя запретную любовь Сирано. Их пригоршнями бросает герой, только так позволяя себе выразить яркие, трепетные, но обреченные на страдания чувства к Роксане. Любовь с оттенком трагизма, пропитанная болью, приносит вместе с муками блаженство и полет вдохновения. Несбыточность любви, как и образ прекрасной дамы, манит Сирано, человека, идущего всегда против течения. Изящество слова вместе с тонкой язвительностью, романтизм и верность своим идеалам толкает героя на безумные поступки. Но ему нравится выбранный путь, поскольку он таит в себе лирическое приключение и возможность говорить со своей избранницей. Узнав, что он не любим, а Кристиан (Сергей Агафонов), товарищ по полку, которым увлеклась Роксана совершенно не умеет излагать свои мысли и поэтизировать действительность, он решает подарить ему свой богатый внутренний мир и стать его пером. Он привязывается к объекту увлечения Роксаны, заботясь о нем как о ребенке, потому что тот является проводником к любимому сердцу и тем, с кем Роксана может обрести свое счастье. Когда Кристиан умирает, Сирано продолжает хранить тайну. Почему? Возможно, от страха реальной любви или боязни отказа Роксаны. Но это не главное. Он верен слову дружбы, почитает героическую смерть гвардейца и не хочет омрачить образ друга в глазах любимой. Сирано не решается признаться в своей любви, храня светлую память и дань уважения к Кристиану, вместе с которым умирает и часть его души.

Роксана оказывается наказанной роком за свое увлечение словами – она получает такого мужчину, о котором мечтала: он чудесно может выражать чувства, находя тысячи оттенков любви, но не может проявиться в реальности. Благородство и жертвенность Сирано оборачивается трагедией для всего трио: Кристиан понимает, что не любим, Роксана тоскует не по тому мужчине, а Сирано не может раскрыть тайну, лишь издали любуясь дамой сердца. Александр Баргман акцентирует момент одиночества персонажей, каждый из которых живет в мире своих иллюзий, и подчеркивает, какому взаимовлиянию подвергаются герои, вовлеченные в чувство любви к одной женщине.

Ценящая красноречие и тонкий ум, утонченно мыслящая, Роксана – чудесная пара Сирано. Но что-то мешает им быть счастливыми. Наверное, то, что такая любовь несовместима с жизнью? Момент прозрения героини могуч и страшен: она, наконец, понимает, что то, кого она полюбила, ее лучший и преданный друг. Ей открывается настоящее, и героиня радостно принимает его, наконец прозревая. Но счастье измеряется в секундах: Сирано уходит, оставляя после себя кипу писем как манифест любви. Убаюканная музыкой слова героиня так и остается парить в метафизическом пространстве, не изведав реальной любви. Но она стойко переносит это, принимая в дар глубину переживаний героя. В исполнении Анны Арефьевой Роксана своенравна, умна и глубоко чувственна. Ее героиня готова к самозабвенной любви и подспудно всю жизнь ищет в окружающих образ того человека, который всегда был рядом.

Сирано большой затейник и любитель красивых поступков: он может сорвать спектакль, в котором занят актер, бросивший алчный взгляд на Роксану, и отдать все свои сбережения в качестве извинения за случившееся, не пойти на службу к правительственному лицу, желая быть свободным поэтом, помочь другу, которого зажимает в тиски сотня противников. Ему нравится жить так, как этого хочет душа – поэтому тайная переписка под ликом другого человека логично вписывается в череду его невероятных поступков. Предполагая, что это единственный путь к счастью, он тешит себя мыслью, что письма позволят ему раскрыть все муки сердца и стать ближе любимой. Желание отринуть свое существование сродни самоубийству, которое одухотворяет поэта, но приносит трагедийное мироощущение. Но спектакль Александра Баргмана совсем не про жизнь – это история о духовном сопротивлении быту и реальным проблемам. Жить согласно изъявлению сердца – вот гимн главного героя, готового принимать ради этого любые мучения.

Евгений Шумейко играет Сирано очаровательно: с его уст с легкостью срываются признания, бравадные патриотические стихотворения и колкости. Он парит над событиями и лишь злой рок обрывает его жизнь. Пронзительна сцена, в которой он задерживает де Гиша и позволяет состояться тайному венчанию – на какие муки и испытания он облекает себя, выбрав заведомо ложный путь! Трагичная сцена полна комичных насмешек, которыми пестрит речь фантазера и бретера Сирано де Бержерака, изображающего перед графом безумца. Сирано черпает вдохновение в окружающем мире: даже образ соперника вызывает в нем приступы поэтического экстаза. Ему нравится руководить сюжетом и персонажами: умело владея пером, он с легкостью манипулирует чувствами людей, но, конечно, делает это ненамеренно, сам заигрываясь в любовный треугольник. И это не менее прекрасно и элегично: любовь, которой не суждено сбыться и суждено остаться чудесным примером жертвенности вызывает восхищение.

Образ графа де Гиша (Алексей Ведерников) весьма нетривиален: характер растет и наполняется смыслом с течением действия. В его глазах сверкает яростная любовь, он предан Роксане, которую навещает в течение 10 лет в монастыре. Актер играет страстно и трагично – его безответная любовь испепеляет сердце.

В спектакле множество массовых сцен, рисующих крупными мазками мир придворных и гвардейцев. Карбон де Кастель Жалу, капитан (Олег Абалян) и гвардейцы – образ лихой удали и преданности родине. Война в своей дикости и беспощадности и изнеженность светского общества рисуют совершенно полярный мир XIX века, в котором любовь так похожа на вражеское сражение с самим собой. Сирано любим своими однополчанами, которые его ценят за смелость и отвагу, светские же люди опасаются его горячего нрава и умения ставить на место. Сирано ходит по горячим углям, но ему это нравится, ибо держит в поэтическом тонусе. Он вызывает чувство уважения у окружающих за то, что может свободно излагать свои мысли и ничего не боится, остроумно и бесстрашно отвечая на события мира.

Александр Баргман соткал тонкое полотно поэзии, нежно и чутко прислушиваясь к слову Эдмона Ростана. Музыка перевода наполняет душу безотчетной красотой, одухотворенной любовью и болью. Художник-постановщик Анвар Гумаров создал для всех артистов костюмы, соответствующие историческому времени, выделив одежду Сирано как человека из другого времени, парящего над жизнью. Образ бродячего поэта-романтика, который перед смертным одром прокручивает свою жизнь и ничуть не жалеет, умирая с улыбкой на устах, наполняет сердце грустью и восхищением. Возвышенная любовь, в которой человек полностью растворяет свое я ради любимого – практически мученическое, святое чувство, в котором утопает эгоизм и остается только нежность и забота. Верность любви, глубина эстетического вкуса, понятие чести и нравственного долга превращают образ Сирано в рыцаря, так глубоко страдающего и приносящего каждую свою мысль или чувство в жертву на алтарь чужой любви.

 

Елизавета Ронгинская

фото: Маргарита Миронова