В 2020-м году «Pixar» попали в тяжёлую ситуацию, когда «Вперёд», который неудачно вышел в пандемию, провалился, кинотеатры позакрывались, а никакого материала для стриминговых платформ не оказалось. Но вышедшая в 2021-ом «Душа» вернула студии major-статус, была обласкана критикой и публикой и как будто компенсировала проблемный период пандемии. Кажется, всё стало на круги своя, и будет так до тех пор, пока не случится что-то совсем экстраординарное... Или нет? «Мульт»-эксперт Марина Беляева вспоминает о том, как работали крупнейшие голливудские анимационные студии последние 10 лет; чем «Pixar» отличается от «DreamWorks Animation»; сколько заработало «Холодное сердце»; и продукция какого мульт-гиганта определяла облик «большой» анимации 2010-х.  

Сложнее всего говорить о «Диснее» (The Walt Disney Company), для которого период пандемии выдался крайне сложным, а до него два года подряд студия находилась в сиквельном лимбо (очень успешном сиквельном лимбо, которое к тому же позволяло зрителям «Дисней» не распылять внимание между выходившими частями «Звёздных войн»). 2010-е годы оказались для «Диснея» вторым Ренессансом: первый, официальный, прошёл с 1989-го по 1999-й гг., начавшись с «Русалочки» и завершившись «Тарзаном». Второй же начался с «Рапунцель», принесшей студии долгожданную прибыль, а закончился... пока не закончился. Хотя содержательно фильмы довольно разительно поменялись с начала 10-х гг.

Вершиной творчества прошлого десятилетия для «Диснея» стал выход «Холодного сердца» – триумфального покорителя проката, первого диснеевского мультфильма, собравшего в прокате миллиард долларов и фактически установившего эстетику для последующих фильмов. «Рапунцель», при всей её новизне, была всё же трибьютом прошлых успешных работ, повторявшим их стиль, набор сюжетных тропов и образности (противостояние молодой девушки и возрастной злодейки, жанр волшебной музыкальной сказки, строгая система персонажей, доставшаяся в наследство ещё с «Белоснежки и семи гномов», и т.д.). «Холодное сердце», сохраняя всё то, чем знамениты диснеевские мультфильмы, кардинально поменял типы персонажей, основной конфликт и проблематику диснеевской сказки вообще. Нечто подобное сделала и «Моана», превратив этнографическое волшебное приключение в объект мировой культуры, сохранив при этом традиционные особенности выбранного региона – островов Полинезии. Но она в свою очередь пользовалась достижениями, подаренными ей «Холодным сердцем».

При всём перечисленном «Холодное сердце» сохраняло элемент, от которого в «Моане» и более поздних мультфильмах (включая сиквелы «Ральфа» и «Холодного сердца») отказались: фигуру злодея. Ханс не был последним злодеем «Диснея» – им стала мисс Барашкис из «Зверополиса» – однако его роль всё равно была однозначна, хотя ему и попытались придать нестандартную динамику неожиданного злодея. Вероятно, его неуспешность, как и неуспешность последующих злодеев: из «Города героев» и «Зверополиса», заставила студию в дальнейшем вообще отказаться от злодея как антагониста главных героев. И хотя, начиная с «Моаны», в каждом мультфильме были однозначно негативные персонажи, конфликт из противостояния резко обозначенных сторон перешёл в интроспекцию и самопознание. Все конфликты так или иначе внутренние, возникшие от недопонимания или последствий психологической травмы – в любом случае, они подразумевают, что противник главных героев, если таковой вообще есть, сам по себе не желает зла, его проблемы решатся в кульминационный момент, а в финале он найдёт с протагонистами общий язык и станет их другом.

«Город героев» прошёл почти незамеченным: интересен он тем, что на данный момент является последним мультфильмом с мужским протагонистом (даже в сиквеле «Ральфа» куда большее значение имела Ванилопа, нежели сам Ральф). В «Зверополисе» была предпринята попытка поговорить о политике – буквальной, гендерной и расовой. Она, конечно, не была раскрыта достаточно глубоко – впрочем, от неё этого и не требовалось (равно как не ожидалось реальной политической активности от злодея Скара в «Короле Льве» два десятилетия назад): важен был сам факт, что происходящие в актуальной политической и социальной жизни процессы получили отображение в масскультурном мультфильме, рассчитанном не только на американское обществом, но и на большинство других стран. Это происходит не в первый раз, достаточно вспомнить «Собор Парижской Богоматери», но никогда прежде политика современного урбанизированного общества не ставилась в центре сюжета – пусть даже и в метафорическом ключе противостояния травоядных и хищников.

 

«Ральф против интернета» запустил волну сиквелов на большом экране (ну, как волну, после него вышла только «Холодное сердце 2» и больше пока ничего не анонсировалось; зато и «Ральф», и «Холодное сердце» неплохо окупились в прокате, и потому вполне естественно в дальнейшем ждать сиквелы к полнометражным диснеевским мультфильмам на большом экране). «Моана» вернула интерес к этническим героиням и впервые разрушила стереотип о том, что пара из мужского и женского протагониста одного возраста непременно будет скреплена любовными отношениями. Это оказалось весьма удачным и хорошо востребованным ходом, но пока уникальным: в сиквеле «Холодного сердца» любовная линия хоть и второстепенна, но всё же присутствует, а в «Райе и последнем дракона» каст центральных персонажей исключительно женский.

Пандемия ударила по «Диснею» весьма болезненно, равно как и фантастический провал игрового ремейка «Мулан», так что следует ожидать значительных изменений в политике компании. Сборы недавно вышедшей «Райи и последнего дракона» также не фантастичны – отчасти потому, что одновременно с кинотеатральным прокатом состоялся релиз на стриминговом сервисе «Disney+», так что окончательную выручку посчитать довольно сложно. Снижение качества мультфильмов проявилось на сиквелах студии, но пока не коснулось ориджиналов (оригинальных проектов); в любом случае, ожидать изменения в содержании и направлении анимационных работ студии не стоит – даже не самые удачные из выпущенных за прошлое десятилетие мультфильмов хорошо окупались и были тепло приняты аудиторией. «Дисней» не только в прошлом выражал доминирующие настроения в обществе, но продолжает это делать и сейчас – хотя пандемия и связанная с ней паранойя наверняка скажется на дальнейшем творчестве.

продолжение следует...