Трагическая новость пришла сегодня ночью из Вильнюса: 4 ноября на 65-м году жизни скоропостижно скончался выдающийся композитор Фаустас Латенас. Театральной публике Латенас известен как автор музыки ко многим известным спектаклям. В его музыкальном оформлении вышло более 350 спектаклей, и больше всего постановок в Театре имени Вахтангова: «Ревизор» Н.В. Гоголя, «Троил и Крессида» У. Шекспира, «Последние луны» по Ф. Бордону и Г. Мюллеру, «Дядя Ваня» А.П. Чехова, «Маскарад» М.Ю. Лермонтова, «Ветер шумит в тополях» Ж. Сиблейраса, «Евгений Онегин» А.С. Пушкина, «Улыбнись нам, Господи» Г. Кановича, «Минетти» Т. Бернхарда, «Царь Эдип» Софокла, «Фальшивая нота» Д. Карона. Мелодии Латенаса украсили спектакли Римаса Туминаса, Юрия Бутусова, Владимира Мирзоева, Константина Богомолова.

В некрологе, опубликованном на сайте Театра им. Вахтангова, сказано:

«Соавтор, со-творец спектаклей Римаса Туминаса и Эймунтаса Някрошюса. Его музыка стала доминантой многих Вахтанговских постановок. Совсем недавно он завершил работу над музыкальными темами для будущей премьеры «Ромула Великого», готовил материал для «Войны и мира». Он был камертоном театра. Человеком невероятной скромности. К нему часто приходили за советом. Его тонкое понимание театрального искусства, чутко высказанное мнение всегда было очень ценно. Он был блистательным дипломатом и самым преданным другом. Музыка Фаустаса Латенаса – голос нашего театра. Этот голос будет звучать вечно, но сегодня для нас наступила тишина».

По просьбе Zond о Фаустасе Латенасе вспоминает Юлий Лозорайтис, актёр, режиссёр, театральный критик, хорошо знавший композитора: «Внезапная кончина композитора Фаустаса Латенаса – это страшный удар для нас всех. Трудно говорить, но если сказать, то хочется очень о многом – такая крупная он был фигура. О том, как он, будучи еще юношей, ворвался в музыкальную литовскую жизнь. Как вместе с другими учениками композитора «модерниста» Эдуардаса Бальсиса – уже тоже почившим Видмантасом Бартулисом, с Аудроне Жигайтите и др. – стал изменять погоду и ветры в еще той, советской литовской музыкальной жизни. Каким прекрасным был его мюзикл «История лошади» по Л. Толстому, появившийся в Литве с подачи самого Г. Товстоногова, в котором пришлось играть. Как понемногу мелодии Фаустаса заполонили все литовские театральные сцены и лились из каждого, и не только театрального, утюга. Он привнёс в жанр театральной музыки новые правила. Драматизм его театральных мелодий наталкивал режиссёров на кардинальные концепции. И каких режиссёров! – Э. Някрошюса, Р. Туминаса!.. Послушать его музыку к «Дяде Ване» (Э. Н.), к «Отелло» (Э. Н.), к «Маскараду» (Р. Т.) – волосы дыбом встают от восторга! Так сложилась эта мощная троица – режиссёр Туминас, композитор Латенас, сценограф Адомас Яцовскис – которая потрясла до основ и литовскую, и российскую театральную жизнь... Но в этот пренасыщенный скорбью день хочу сказать нечто иное. Последний раз мы встретились втроем – Фаустас Латенас, Римас Туминас и ваш покорный – в конце августа этого года. Наша встреча состоялась в тюрьме. Это знаменитая вильнюсская Лукишская тюрьма, в течении ста двадцати лет гноившая узников всех режимов, начиная с царского и кончая вольным литовским. Наконец она была закрыта, и отдана на откуп вольным художникам. Дочь Туминаса, режиссёр Габриэле, в этой тюрьме создала юбилейную мистерию. Перфоманс был посвящен юбилею вильнюсского Малого театра, который 30 лет тому «зачал» ее отец. В ходе действа этой мистерии под названием «Здесь нет места смерти» племянник Фаустаса, актёр Балис Латенас, через мегафон читал письма своего дедушки (отца Фаустаса) из ссылки в Сибири. В том письме отец Фаустаса, молодой парень, уговаривает свою девушку, оставшуюся в Литве, (в последствии маму Фаустаса) не ждать его возвращения и найти себе другого парня, так как за годы заточения он несомненно потеряет человеческий облик и по возвращении не будет её достоин. Мы втроём – Туминас, Фаустас и ваш покорный слуга – говорили о том, что надо писать письма. Что каждый хороший спектакль должен быть как душевное письмо, адресованное каждому зрителю по отдельности, персонально. Всё. Больше мы втроём никогда не встретимся. Всегда надо помнить, что каждая встреча может быть последней». 

В одном из последних интервью Фаустаса есть слова:

«Музыка тоже отражение жизни, но у нее свой особый язык. Все дело в том, как ты сам воспринимаешь то, что происходит, и что тебе кажется главным, ключевым в происходящем. И какова цель? То, что происходит в жизни, особенно сейчас, волнует человека, постоянно приводит его в какое-то нервное состояние, даже вызывает страх. Страх завтрашнего дня и дня нынешнего … Поэтому я хочу своей музыкой успокаивать, как можно человека успокоить добрым словом, хорошей проповедью, настоящей поэзией. Чтобы человеку стало уютно, чтобы он подумал: «Может, и завтра будет так же хорошо, как сейчас в театре, когда я слушаю эту музыку». Чтобы, несмотря на слезы, боль, переживания за героев, музыка театра помогла человеку почувствовать себя очищенным, чтобы он вышел, как после исповеди, которую за него исполнили артисты, музыканты, режиссер».

 

фото: архив вильнюсского театра "Леле"