Пустые глазницы дома смотрят в темноту, стены прислушиваются к шуму дождя и ветра, выхватывая отдельные фразы из разговоров прохожих. Дом уже не хранит былое тепло, лишь является надгробием своему светлому прошлому. В премьерном спектакле Романа Кочержевского «Утиная охота» чувства между главными героями давно угасли, хотя они тщетно пытаются вернуться к своему счастью. Мотив непрекращающегося дождя, который рисует безрадостное состояние души героев, является одним из центральных в спектакле. Герои захлёбываются во всемирном потопе страстей, глотают ртом воздух, пытаются удержаться на плаву в этом стремительно меняющемся мире.

Режиссер откладывал премьеру полгода: перед началом пандемии в театре Ленсовета состоялся главный прогон, а затем наступила томительная пауза ожидания снятия ограничений, которая, несомненно, смогла обогатить спектакль, наполнив не только Зилова, но и всех остальных персонажей тоской-мечтой об обретении гармонии.

Кажется, что главный герой Зилов в исполнении Виталия Куликова исключительно легкомысленный человек, который пытается убежать от проблем. Жизнь все время стремится отрезвить его, с каждым днём посылая более серьёзные испытания, он на несколько минут останавливается в своей безумной гонке и жажде удовольствий, но затем вновь стремится им навстречу, подхваченный эмоциональным потоком. Проблемы в семейной жизни, накалившаяся ситуация на работе, ненужный роман, смерть отца, отъезд жены – цепочка обстоятельств, которая рикошетит от эгоизма Зилова и абсолютного равнодушия к человеческим эмоциям, с каждой минутой все туже затягивает петлю на его шее. Виталий Куликов играет небрежного в словах, себялюбивого человека, поступки которого вызывают отторжение. Но если разобраться и копнуть поглубже, оказывается, что этот человек просто не умеет справляться с трудностями: его инфантильное сознание лишь подсказывает ему пути побега от проблем. Герой чувствует, что обязательств становится все больше, а привычка жить в свое удовольствие не позволяет изменить свое отношение к жизни и требует постоянной подпитки. Но от себя не уйдешь, и никакая мечта вроде утиной охоты не поможет разобраться с самим собой, лишь оттянет на время решение вопросов.

В пьесе Александра Вампилова смещены временные пласты – настоящее постоянно перемешивается с воспоминаниями прошлого, которое пытается отрефлексировать герой. Его настойчивая мысль об утиной охоте, которая принесет ему блаженное ощущение слияния с природой, безответственное спокойствие – пронизывает спектакль, это мечта героя, которая греет его душу, озаряя светом. Именно там он сможет остановить время, оказаться в блаженном одиночестве, растворясь в мире. Постоянная активность персонажа и его шутливая небрежность, включение во всевозможные события, едкие и точные замечания определяют в нем интеллектуальную личность, которая хочет забыть о грузе мыслей, накопившихся в голове. Череда событий вполне естественна и закономерна: жизнь не прощает человеку того, что он забывает о своей душе.

Лаура Пицхелаури играет Галю, жену Зилова. Она на контрасте с ним всегда натянута, как струна, напряжена, недоверчива и нервна. В совместных сценах с Виталием Куликовым актриса протяжна и подробна эмоционально, работает на контрасте темпоритмов и проживания ситуации. Это зеркало души главного героя, рефлексирующий персонаж, на котором впрямую отображаются все поступки мужа. В сцене новоселья она единственная, кто не участвует в пьяном угаре, одинокая и несчастная. Сдержанная, испытывающая боль – она душа Зилова, томящаяся в безумном теле. Галина всегда со стороны оценивает его поведение, олицетворяет некую живую правду, от которой герой тщетно пытается скрыться. Зилов несколько раз произносит: «Ты еще здесь?», надеясь на то, что он, наконец, не будет видеть эти ясные глаза, в которых отображается вся глубина его падения. Зилов бежит от жены, как Дориан Грей бежал от своего портрета, он измучил собственную душу бездумным и абсолютно безответственным поведением. Режиссёр транслирует в образе Зилова современное поколение молодых людей, стремящихся жить здесь и сейчас, не задумывающихся о последствиях и тем самым обманывающих самих себя.

Световая работа Гидала Шугаева замечательна: находящиеся в потоке дождя и сияния люди, словно обуреваемые каждый своими страстями и проблемами, рисуют свой индивидуальный образ. В финальной сцене словно иконописный лик Галины, подсвеченный одной лампой, рисует окончательную смерть души, а вместе с тем и надежды на спасение главного героя. Тени персонажей обогащают смысл и добавляют свои художественные коннотации: от человека остается только легкий силуэт, когда он забывает о духовных ценностях. В то же время игра теней подчёркивает невозможность диалога между близкими людьми и одиночество человека, который, казалось бы, является всеобщим любимцем.

Художником по сценографии является сам режиссер, метафорично мыслящий. Роман Кочержевский создал мобильное пространство: стены домов, как в фокусе, молниеносно превращаются в квартиру Зилова, офис, кафе «Незабудка». Несмотря на кажущуюся реалистичность повествования, периодически зрителям напоминают, что все события – мысли героя, подсвеченные под определенным углом. Поэтому сцены и детали, будь то пронзенная стулом-кольями Галина, которая не смогла оправиться после последнего предательства или стеклянные банки со свечами – символами души, которую еще не смог затопить дождь невзгод – крайне изобразительны.

Чудесна работа Александра Новикова, играющего обаятельного начальника Кушака, представленного со всеми своими слабостями, но вызывающего сочувствие. В одной из сцен он напоминает Николая Ивановича из «Мастера и Маргариты», тоскующего по ускользнувшему счастью. Артист с юмором и любовью рисует образ пытающегося молодиться, неуверенного человека, который хочет жить согласно философии Зилова, но у него это плохо получается. Образы друзей и коллег Зилова довольно остры в проявлении качеств, режиссёр стремился подчеркнуть характерную черту каждого: деловитость Валерии (Анастасия Дюкова), показное легкомыслие Веры (Наталья Шамина), непосредственность Ирины (Лидия Шевченко), чувство собственного достоинства Официанта (Олег Федоров), зависимость Саяпина (Федор Пшеничный) и романтичность Кузакова (Александр Крымов). Все они – близкие Зилова, со своими недостатками, люди, которых оказался достоин персонаж.

Звонки Зилова в бюро погоды – некая попытка найти виноватого в том, что его мечте кто-то помешал осуществиться, провоцируют следующий вопрос: кому звонить и узнавать насчет неудавшейся жизни – Господу Богу? Зилов, как инфантильный подросток, обижается, когда что-то идет не по его планам, и люди принимаю решение без интереса к его мнению. Он постоянно играет и фантазирует: то пытается вернуть счастливый вечер любви, то драматически разговаривает через закрытую дверь с женой, то представляет, как будут вести себя окружающие, когда он умрет, то подхватывает шутку с собственными поминками. Финал пьесы преподнесен режиссером в отрыве от первоисточника: Зилов самостоятельно принимает решение не застреливаться, отвлекшись на телефонный звонок. Мелкие события жизни вновь мешают ему поговорить с самим собой. Снимая сливки впечатлений, герой лишает себя глубинного чувства и не дает себе повзрослеть, перейти в другую смысловую и человеческую категорию. Да, я говорю и о кризисе среднего возраста и постижении своего места в жизни – с подведением всевозможных итогов и горечи понимания, что не всего удалось достичь. Бег времени можно остановить в том случае, когда человек знает себя и чувствует, что может психологически справиться со всеми напастями и найти правильное решение. Для этого важно не волноваться и быть разумным – то, что советует Официант своему другу, не умеющему хладнокровно стрелять в уток, но разбивающего сердца своих близких, даже не задумываясь об этом.

 

Елизавета Ронгинская

фото: Виктор Васильев