К юбилею ТЮЗа им. А.А. Брянцева Андрей Слепухин, актер и режиссер театра, выпустил премьеру — спектакль-путешествие «Время и место», в котором зрители отправляются по одному из двух маршрутов, знакомящих их как с пространством, так и вековой судьбой театра. Всполохами историй, документальными записями, прерывистыми цитатами, в которых эрудированные театралы узнают их авторов, рисуется масштабная история ТЮЗа. Режиссер переосмысляет понятие «сценическая площадка», превращая в нее все здание театра. Зрители побывают в трюме, гримерных, поднимутся на колосники, балкон, выходящий на Гороховую улицу, и посетят три сцены театра, что позволит почувствовать ТЮЗ изнутри, осознать, как связаны между собой части большого театрального механизма.

Иммерсивный театр способствует тому, что четвертая стена, являющаяся неким барьером между сценой и зрительным залом исчезает, интонация становится более непринужденной и зритель активно вовлекается в происходящее, чувствуя себя непосредственным собеседником актеров. Для режиссера театра, в прошлом году выпустившим спектакль «Дай найти слова», было важно создать доверительный тон беседы и, обновляя сознание зрителя знакомством с различными локациями и событиями, пробудить работу воображения и ума. Этому как нельзя лучше содействовала инсценировка Екатерины Августеняк, представляющая собой многообразную картину жизни театра на протяжении 100 лет, монтажно собравшая воедино цитаты деятелей искусства, персонажей пьес и зрителей.

Гостей встречают в фойе театра и случайным образом разделяют на две группы. Путь Автора предполагает погружение в точку зрения создателей театра — режиссеров и педагогов, путь Персонажа презентует точку зрения актеров и героев спектаклей. Есть несколько общих локаций, в которых зрители пересекаются: здесь они пытаются осмыслить не только происходящее, но и то, каким опытом обладает другая команда театральных путешественников и какой спектакль складывается в их сознании. Группы, двигающиеся различными маршрутами, становятся некими актерами друг для друга, транслирующими другую точку зрения и обладающими неким неизвестным сверхопытом.

Театральное пространство — неведомый, заповедный край, который сам по себе наполнен удивительной драматургией и красотой. Затемненные коридоры театра, подсвеченные теплым точечным светом, дарят ощущение вступления в тайну и навевают различные интерпретации происходящего. Зритель оказывается по другую сторону рампы и начинает видеть театр с непривычной точки зрения. Здание ТЮЗа превращается в героя спектакля, характер которого и исследуют участники спектакля-променада, прислушиваясь к отзвуку слов, отражающихся от театральных стен.

С путем Автора познакомили трое актеров: заслуженный артист России Сергей Надпорожский, заслуженная артистка России Наталья Боровкова и Иван Стрюк. Им удалось рассказать историю становления театра от лица режиссеров и педагогов, работавших в нем: А.А. Брянцева, Л.Ф. Макарьева, Б.В. Зона, Л.А. Додина, В.М. Фильштинского, В.К. Вайсбрема, З.Я. Корогодского, А.Я. Шапиро и др. Оказалось важным поговорить об истоках зарождения театра и его развитии, том, кто же такой юный зритель, для которого создавался первый в стране ТЮЗ, и каким он стал с течением времени.

Артисты сопоставляют времена, наглядно и с юмором презентуя, как сущностно изменился человек за три поколения. Пролистывая прошлое назад, зритель осознает, насколько ответственными были люди и как рано они взрослели, сформированные тяжелыми историческими событиями. Первыми зрителями ТЮЗа стали дети, выращенные в революционные годы, голодные до радости. В фрагментах воспоминаний А.А. Брянцева, З.Я. Корогодского и О.В. Волковой звучит непосредственное восприятие ребенком окружающего мира как загадочного театрального действа.

Зрителей ведут тропой погружения в сложные перипетии мира искусства. Группа не садится в кресла в зрительном зале, а оказывается на сценической площадке. Задергивается занавес и начинается шоу на телепатию, отражающее, как важно партнерство, чуткость, тонкость восприятия и желание быть одним целым с коллегами. Умение услышать и точно воспроизвести язык тела и жестов раскрывает глубину погружения в профессию, свое и чужое я, говорит об отсутствии страха к эксперименту и постоянному поиску.

Следующим предметом исследования становятся отношения между учителями и учениками и путь в искусство известных театральных деятелей. Зрители попадают в гримерки артистов – своеобразные каюты корабля, там много готовые рассказать о своих хозяевах. В них весят афиши советского времени, а из приемников доносятся воспоминания Б.В. Зона, Л.Ф. Макарьева, З.Я. Корогодского, Л.А. Додина, В.М. Фильштинского и В.К. Вайсбрема, в которых звучит страстное желание творить, главенство театра над бытовой жизнью, первое впечатление от встречи с будущими Учителями. Театральное исследование карты мира возможно под руководством капитанов, готовых всецело отдаваться искусству и проходить через бури, пытаясь сохранить целостность художественной задумки.

Малая сцена, «Театр 5 этажа» – место самостоятельного поиска и ярких театральных открытий, позволяющее явить самое сокровенное, превратилась в площадку, рассказывающую о непростых годах, проведенных в Березняках. Самоотверженность театра, работавшего в страшные годы войны, поддерживающего боевой дух людей, вынужденная эвакуация и знакомство с новым зрителем, основу которого составляли взрослые люди, качественно изменило характер служителей искусства. Здесь режиссер проводит параллели между воспоминаниями А.А. Брянцева и Л.Ф. Макарьева, вынужденными строить новый театр, и военном детстве и отлучении от театра З.Я. Корогодского. Слом основ работает неким катализатором к дальнейшему активному действию: творчество толкает на созидание.

После этого участники театральной прогулки попадают на балкон, находящийся над зрительским фойе, и обращаются глазами к перспективе Гороховой улицы. Историческая площадь перед театром некогда называлась Семеновский плац и помнит не только театрализованную казнь Достоевского, но и настоящую расправу с народовольцами. Удивительно, что именно это символическое место становится новым домом ТЮЗа. Построенное в 1962 году в стиле итальянского неоклассицизма по проекту А.В. Жука здание знаменует следующий виток эпохи театра, руководителем которого становится З.Я. Корогодский. Тема, поднятая в начале спектакля, начинает закольцовываться:артисты размышляют о том, кто же такие юные зрители, и какие спектакли им интересны. Чтобы понять это, А.А. Брянцев, в том числе, создал Делегатское собрание школьников, желающих быть причастными к большой театральной организации. З.Я. Корогодский успешно продолжил это начинание и собрал вокруг себя сильный педагогический коллектив, заинтересованный в культурном становлении личности каждого ребенка-делегата. Зрители слышат город, шумно надвигающийся на них, растворяются в нем и становятся частицами чего-то большого и неизбежного. Частью времени и места.

На Новой сцене звучат воспоминания артистов и юных зрителей о том, как происходило их взаимодействие. Вера и умение жить настоящим, фантастическая работа воображения отличает детский ум и сердце, жадно вбирающих в себя жизнь. Артисты замечают, что наблюдения за «цветами жизни» помогали родить верное настроение роли, особенно в тех образах, где нужно играть детей. Кинохроники с репетиции премьерного спектакля выхватывают яркие детали: выражение глаз, смех, улыбка, жестикуляция артистов - живая и непосредственная, как у ребенка. Детство бытует в каждом из нас и дарит счастье воспринимать каждый день как новый и любить жизнь. Наблюдение за мельчайшими проявлениями человека и человечностью — одна из основ театра.

Драматически насыщенный визит в трюм ТЮЗа позволил увидеть поворотный круг в действии, а вместе с этим физическим действием, некую потаенную сторону театра. Звучали голоса артистов, рассказывающих о новом тяжелом периоде — уходе З.Я. Корогодского и попытке наладить контакт с новыми сменяющимися друг за другом режиссерами. Трагичное и больное ощущение безвременья, необходимость обретать новую почву под ногами преобразовало театр, закаляло характер, приносило горькие уроки. Несмотря на, казалось бы, засилье текста, погружение в историю театра в первую очередь, носит эмоциональный характер. ТЮЗ, привычно используя как своих проводников артистов, живет и говорит, о том, как драматично столкновение человека и системы.

Завершающим аккордом стало посещение самой высокой театральной точки — колосников. Находящиеся внизу артисты исполняют различные вокализы из спектаклей и вместе с балетом машинерии рождают удивительную метафору времени, которое неумолимо движется вперед. Актеры наглядно воплощают идею о смене поколений и важности передачи главного смысла, заложенного в философии театра — интереса к познанию мира, во всей совокупности боли и радости. Игра с театральными масштабами поэтично венчает премьерную постановку, направленную не только на осмысление истории, но и роли человека в ней. Благодаря театральному приключению здание ТЮЗа становится самостоятельным героем спектакля, причудливо решающим, что именно сегодня смогут увидеть зрители.

Работа Андрея Слепухина позволяет остаться наедине со своими мыслями, примерить на себя разные роли, пройти сквозь эпохи, вобрать в себя характеры различных людей и попытаться понять, во имя чего создавался театр, такая большая творческая машина, рентгеном просвечивающая судьбы людей, отражающая время и место человека в мироздании.

 

Елизавета Ронгинская