В десятые годы ХХI века в российской анимации появилось несколько мультфильмов, придерживающихся одной очень узнаваемой тенденции. Это полнометражные мультфильмы маститых советских художников,  долгое время находившиеся в разработке, основанные на литературном первоисточнике и имеющие ряд поразительных сходств в сюжетном и структурном плане.

«Гофманиада», Станислав Соколов, 2018

«Гофманиада», в отличие от «Утёнка», создавалась практически двадцать лет – без учёта времени, когда Соколов формулировал концепцию фильма. За время производства она несколько раз менялась: от чисто кукольного мультфильма до работы, включающей в себя двухмерную и компьютерную анимации. Недостаток финансирования и постоянный перенос премьеры в итоге привёл к уходу из проекта великого кукольного аниматора Михаила Шемякина. И, несмотря на то что критика встретила мультфильм с восторгом, нельзя не согласиться со словами Шемякина о недоделанности конечного материала: единой сюжетной линии, объединяющей разные истории в одно произведение, у «Гофманиады» нет, это просто череда образов, появляющихся в хронологической последовательности друг за другом. Также невозможно обойти вопрос неодинакового качества анимации: если куклы Соколова и Шемякина поражают великолепием проработки, то качество цифровой анимации – ниже среднего уровня. Особенно на момент выхода, в 2018-м году.

«Гофманиада» в меньшей степени, чем остальные мультфильмы, затрагивает дихотомию человека и общества, и уж тем более не привязывает свою ненавязчивую критику к конкретным историческим маркерам. Это, конечно, следствие литературного материала: не то чтобы Гофман редко обращался к социальной критике, но не она находится в центре внимания тех рассказов, экранизацией которых является «Гофманиада». Это, в первую очередь, мистические и сказочные истории: «Песочный человек», «Щелкунчик», «Золотой горшок». Некоторым особняком стоит «Крошка Цахес», но из него мультипликаторы как раз аккуратно вытащили все политические и социальные аналогии, добавив их, взамен, в «Щелкунчика». Крысы, по интерпретации Соколова – работники чиновничьего-бюрократического аппарата, которые преследует и атакуют творческих личностей и людей с развитой фантазией (рефрен, схожий с центральным конфликтом «Гадкого утёнка» Бардина). Вероятно, социально-критическое направление «Гофманиады» в какой-то момент было выражено намного ярче, так как дизайны кукол-обывателей, да и некоторые сцены явно наполнены обличительным пафосом, но сюжетно мультфильм постоянно уходит в романтическую линию Ансельма и Серпентины и демонстрацию экспрессионистских образов. Тем не менее, линия противопоставления романтика Ансельма-Гофмана и обывательской посредственности, фантазии и приспособленчества выделена довольно явно – хотя и без аллюзий на какое-либо конкретное общество.

В отличие от «Носа» и «Гадкого утёнка» музыка для «Гофманиады» была написана специально, однако её автором является Шандор Каллош – классический советско-российский композитор, писавший музыку не только для анимации и кино, но также для балета, театральных спектаклей, опер, не говоря уже о музыкальных произведениях для оркестра. К сожалению, плохо сведённый звук мультфильма не даёт полностью насладиться музыкой Каллоша, написанной в традициях эпохи романтизма. Однако, в некоторых фрагментах именно она ведёт повествование и раскрывает суть отдельных сцен (например, жуткого появления Песочного Человека перед маленьким Гофманом).

Нерегулярность финансирования и то усиливающийся, то ослабевающий контроль над работой закономерно привёл к неравномерной работе с путаным посланием, спешно смонтированным и далёкими от хорошего качества озвучкой и звукозаписью. Возможно также надзор, пускай и не регулярный, «Союзмультфильма» сделал вещь менее проблематизированной, чем (если верить отдельным сценам) она хотела бы быть. Впрочем, Соколов никогда не был политическим режиссёром; его работы, в особенности так сильно повлиявший на «Гофманиаду» «Большой подземный бал» (1987 года) воссоздавали причудливое волшебство сказочных сюжетов – придуманных им самим или взятыми из большой литературы. Но даже в сравнении с фильмами, выпущенными уже после развала Советского Союза, «Гофманиада» стоит особняком: это одно из редких его творений, в котором романтические, возвышенные чувства настолько сильно сталкиваются с человеческой пошлостью и алчностью, что герою в реальном мире совсем не находится местах. Только в собственных сказках, в объятиях Серпентины и ужасе Песочного Человека...

Марина Беляева