На днях британский МИД в своем докладе о состоянии демократии и прав человека в мире в очередной раз выразил мнение, что в России ухудшилась ситуация с правами человека, в частности, с правами женщин. Сегодня некоторые правозащитники говорят о необходимости появления в России уполномоченного по правам женщин, так как 60-70% судебных дел, связанных с семейно-бытовым насилием, заканчивается примирением сторон, а значит, возможно повторное насилие. О проблемах российских женщин, мужчин, детей и в целом семей в эфире "Вестника Кавказа" рассказала председатель Союза женщин России, сенатор от Брянской области, член комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам севера Екатерина Лахова.

- В этом году Союзу женщин России исполняется 25 лет, юбилей – всегда прекрасный повод подвести итоги. Насколько изменились, на ваш взгляд, российские женщины за это время? И о каких наиболее ярких достижениях вы могли бы рассказать?

- Хорошо, что вы вспомнили о Союзе женщин России, потому что он стал правопреемником Комитета советских женщин. Комитет советских женщин в свое время был хорошо известен в мире. В 1941 году был создан Женский антифашистский комитет, который возглавляла известная летчица Валентина Гризодубова. После победы в 1945 году он был переименован в Комитет советских женщин и играл большую роль в послевоенном восстановлении, в установлении мира как за пределами своей страны, так и внутри страны. Очень активная гражданская позиция была тогда у женщин.

- Во время войны многие мужчины сложили свои головы, а многие из тех, кто выжил, вернулись инвалидами...

- Весь тыл во многом обеспечивали женщины и дети. Когда распался Советский Союз, мы в Комитете советских женщин испугались, что нашей организации больше не будет. Все-таки при СССР была другая политическая система, одна партия. А у партии, как приводные ремни, была ветеранская организация, молодежная организация - Комсомол, женская организация, профсоюзы. Когда Союз распался, Комитет советских женщин срочно собрал всех представителей региональных отделений. Женщины подписали договор-соглашение и создали Союз женщин России, который стал правопреемником советской структуры.
Россия, кстати, стала и правопреемницей Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Инициатором этой конвенции был, в том числе, и Комитет советских женщин.
То есть в этом году комитету 25 лет, но если бы существовал еще советский комитет, то на следующий год ему бы 75 лет уже исполнилось.
Валентина Терешкова, которая 19 лет возглавляла Комитет советских женщин, внесла большой вклад в развитие женского движения. А в 1993 году Союз женщин России стал инициатором двух поправок в Конституцию. Появилась, например, 19 статья – равные права, равные свободы и возможности для мужчины и женщины. Раньше у мужчины и у женщины права были одинаковые, но вот возможностей их реализовать у женщин было меньше, ведь она должна родить детей, а в последующем хотела бы еще реализоваться. А если женщина одна воспитывает ребенка, то государственная политика должна быть выстроена так, чтобы женщине помочь.
Кроме того, в прежней Конституции была прописана "охрана материнства и детства". А мы добились, что там теперь "охрана материнства, отцовства и детства". Крепкая, стабильная семья – та, где есть и папа, и мама. Отцы должны принимать внушительное участие в воспитании своих детей.
Но и сейчас кому-то не хватает ответственности, мужественности, силы. Слабоваты мы. Когда наш президент объявил о возвращении к сдаче норм ГТО, я обрадовалась. Сразу подумала, что внук у меня отжиматься может, а вот подтягиваться – уже проблема.
Участие мужчины в воспитании своих сыновей, которые должны в последующем защищать свое Отечество, необходимо.
Начиная с 1990-х очень много инициатив исходило от общественных организаций. Например, семейный кодекс приняла наша фракция. Фракция «Женщины России» - ведь это мировой прецедент, который никто в мире больше никогда не повторит, а мы сделали это в 1993 году, в самый сложный переходный период.

- У "Женщин России" есть отделения практически в каждом регионе нашей страны. Появились ли они Крыму и Севастополе?

- Появились, но они пока еще не зарегистрировались. Зато в Крыму организация, которую возглавляет Валентина Туманова, уже получила регистрационный номер и представила нам документы, чтобы стать нашим коллективным членом. Мы дали добро этой организации.
В Севастополе есть женская организация, мы уже были и заключили с главой Севастополя Сергеем Ивановичем Меняйло договор-соглашение о социальном партнерстве. Наша организация заключает такие договоры с губернаторами. Первыми были Алтайский край, Курская область, Калининградская область, Кировская область и еще ряд регионов, с которыми мы заключили договоры о социальном партнерстве.
Меня, конечно, поразили женщины и Крыма, и Севастополя. У нас в Союзе женщин России есть проект повышения гражданской активности женских организаций. Мы обучили в прошлом году 85 женщин из Крыма и Севастополя, которые к нам приезжали, учились, рассказывали, опытом делились. В Севастополь мы привозили из Алтайского края, из Чувашии, из Челябинска представителей наших региональных отделений, которые рассказывали, как мы работаем, чтобы крымчане быстрее интегрировались в нашу общественную организацию. Но они и сами молодцы - работают.
Перед праздником Восьмое марта мы открывали выставку "Крым в моем сердце" или, как мы ее называем "Крымская весна", в галерее Союза женщин России, пригласили наших сенаторов Ольгу Ковитиди и Ольгу Тимофеева. Там были представлены работы художниц, посвященные Дню воссоединения Крыма и Севастополя с Россией. Мы как общественная организация одними из первых отметили этот праздник, и было приятно посмотреть, какое тепло исходило от этих картин.

- "Женщины России", разумеется, есть и в республиках российского Кавказа. Принято считать, что на российском Кавказе женщина, прежде всего, хранительница очага, жена, мать… Насколько активны представительницы ваших отделений на Кавказе и какие вопросы они стремятся решить?

- Я хочу сказать, что женщина - хранительница очага везде. На юге это, может быть, более ярко выражено. На Кавказе женщины очень сильные и мудрые. В Осетии, в Дагестане, в Кабардино-Балкарии, в Карачаево-Черкесии… Наиболее активны наши отделения в Ставропольском крае и Осетии. Они проводят мероприятия, которые связаны с семьей, с традициями, с культурой.
Сегодня появилась женская общественная организация "Матери России", которую возглавляет Валя Петренко. Она активно стала работать на Кавказе, в Ингушетии, в Чечне. К нам также обратились из Чечни, из Ингушетии с просьбой войти в состав нашей организации. Мы не против. Мы не стараемся искусственно сверху давить и создавать организацию. Созрели – вливайтесь.
Во многом работа организации зависит от людей. Если человек неравнодушный, не использует общественную организацию в своих политических целях, а действительно любит, болеет за дело, то тогда все получается.

- Поговорим об успехах женщины в политике. Почему все-таки несмотря на очевидные успехи, на то, что вы рассказывали, что была женская фракция, мужчин в парламенте, в правительстве, в местных органах власти все равно значительно больше?

- Страны все отличаются. Европейские, скандинавские страны -  у них  где-то 30-40%, до 50% доходит представительство женщин в структуре исполнительной власти. Тем не менее у России свой менталитет. Все-таки эти патриархальные устои сохраняются, и Россия многонациональная страна. Свыше 150 национальностей, и каждая имеет свою культуру, традиции, особенности.

В 1993 году был политический кризис. У нас во фракции была 21 женщина, и наша задача тогда была - показать, что мы можем работать во всех комитетах, а не только в социальных. Наши представители были в комитете по обороне, в комитете по безопасности, и они проводили довольно внушительные поправки в законодательство. В комитете по конституционному законодательству Людмила Завадская разработала два закона, она была руководителем рабочей группы закона о конституционном суде и закона об уполномоченном по правам человека. Это была разработка именно нашей фракции.

Или, например, взять комитет по бюджету. Там работали Антонина Жилина и Света Орлова. Света Орлова сейчас - губернатор Владимирской области.
Тогда мы через бюджет добились принятия отдельной строчки для программы «Дети России». Это была победа, потому что программа подтолкнула к тому, что во многих субъектах федерации стали появляться свои местные программы, направленные на решение проблем, связанных с детьми.
Мы работали над сохранением детских дошкольных учреждений. В советское время была развита дошкольных учреждений ведомственных и неведомственных. Ведомственные - более богатые, а бюджетные дошкольные учреждения - самые бедные. В 1990-е демографический наступал кризис, сады стояли полупустые, поэтому началось их перепрофилирование, закрытие. А к концу 1990-х возникала проблема получить место в детском саду. Мы тогда запретили приватизировать детские дошкольные учреждения, приостановили этот процесс. В 2000 году появилась государственная программа и указ президента по выходу из демографического кризиса, и один из вопросов касался детских дошкольных учреждений. Действительно важно, чтобы можно было помочь и семье, и тем женщинам, которые воспитывают в одиночку ребенка, чтобы для них дошкольное учреждение было доступно. Это защита прав конкретной женщины.

- Проблемы до сих пор сохраняется. Конечно, многое было сделано, но…

- Медленно, может быть, но мы за два года свыше 100 миллиардов только из федерального бюджета было выделено  на строительство новых детских дошкольных учреждений, реконструкцию, расширение. Субъекты уже присоединяются. Думаю, к 2016 году задача, которую поставил президент, будет решена, и мы обеспечим всех детскими дошкольными учреждениями.
Рывок был сделан с января 2007 года. В 2006 году Владимир Владимирович представлял послание президента. Оно у меня в памяти, наверное, на всю жизнь останется. Потому что все послание президента было посвящено семье. Впервые из уст президента прозвучали слова "родовой сертификат". Это начинание поддержали учреждения родовспоможения, потому что женские консультации, родильные дома – там примитивное все-таки обеспечение, оснащение.
Второе "изобретение" президента – материнский капитал. Именно Владимир Владимирович материнский капитал придумал. Ни в одном государстве мира такой поддержки семьи на сегодняшний день нет. Рождение второго, третьего и последующих детей – это очень важно. Субъекты федерации стали свои материнские капиталы дополнительно выделять.
Мы стали неработающим женщинам выделять пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет, причем дифференцированно. Очень важно было стимулировать рождение второго ребенка. За рождение первого сейчас, по-моему, около 4 тысяч полагается, но идет индексация с каждым годом, а за рождение второго - уже почти 9 тысяч. Это стимулирует женщин, которые могут рожать и первого, и второго ребенка, особенно в сельской местности.
По поводу семей, ребят, которые уходят в армию - говорят, не надо брать молодого человека на срочную службу, если у него маленький ребенок. Мы лоббировали эти вопросы с министерством финансов и экономики. Говорили, что человек, если уходит на срочную службу, если осталась беременная женщина, то они должны получать внушительную поддержку.
Что касается детей-сирот, то у нас беспредел был в регионах. Но мы четко установили, какие на тех детей, которых берут в семью, в приемную семью, в опекунскую семью, должны быть выплаты непосредственно.
Кстати, закон о государственных пособиях граждан, имеющих детей, тоже фракция «Женщины России» разработала. Сейчас мы только поправки вносим в этот закон.
У Союза женщин России есть программа «Равенство, развитие, мир в XXI веке». Там шесть подпрограмм, в частности, «Крепкая семья – стабильное государство», «Социальная безопасность – устойчивое развитие», «Духовность, культура, здоровый образ жизни». Экономика будет двигаться только тогда, когда культура, духовность будут впереди все-таки шагать.

- Вы упомянули программу "Крепкая семья - стабильное государство". Мы как-то привыкли, что семейные вопросы - сугубо личные, и когда общественность вмешивается в проблемы семьи, то тут, по опыту Советского Союза, есть неприятный осадок. Как сегодня общественная организация может помочь в плане укрепления семьи?

- Всё, что касается политических решений, экономических решений, в моем понимании, должно проходить через призму человека, через семью. Только тогда мы будем получать какой-то эффект.
В начале 2000-х мы приняли закон о разграничении полномочий, и всё, что касается семьи, передали на уровень субъекта. Политика на уровне региона во многом зависит от того, как власть сегодня эту проблему понимает, как сегодня губернатор в этом направлении работает. В 1990-е мы отрабатывали с учеными в Самарской области модель оказания поддержки и помощи семье. Когда я заболела, я ведь не иду в управление здравоохранения или министерство здравоохранения, я иду в поликлинику или вызываю врача. Однако во многих семьях есть социальные болезни, которые тоже нужно лечить. И для того, чтобы их лечить, должны быть учреждения, которые должны этому помогать.
Малоимущие семьи – это одна поддержка; пьющие семьи – другая. Есть семьи, которые с нормальным материальным достатком, а дети убегают из семьи и школу не посещают, употребляют наркотики, совершают преступления. Насилие в семье, туберкулез в семье. Проблемы бывают самые разные.
Одна семья мне запомнилась. Она без ног родила ребенка. Муж болеет. Такой семье надо помогать. Поэтому должна быть сеть учреждений, которые постоянно, а не от случая к случаю, должны помогать таким семьям, лечить социальные болезни, оказывать социальные услуги, которые должны быть бесплатными.
В Самарской области в структуре администрации был департамент по охране семьи, материнства и детства. А в последующем они министерство сделали, сейчас оно называется Министерство по делам социальной, демографической и семейной политики.
Калужская область сделала Министерство по делам семьи, демографии и социальной политики.
В Краснодарском крае проблемы семьи выделили в отдельный департамент. В Курской области создали департамент по делам семьи. В Брянской области тоже постарались "вытащить".
Но важно ведь не только название, а  систему создать, и чтобы она работала каждый день.
В решении проблем может помогать общественная организация, наши женсоветы. Например, есть женсоветы, которые работают на уровне поселения в сельском районе или в самом районе. Это общественная организация, которая привлекает внимание к тем или иным проблемам, которые реально может решить власть. В диалог надо вступать. Можно привлечь бизнес. Например, у нас есть Новокузнецкий металлургический завод, «Сургутнефтегаз», Магнитогорский завод - это крупные, богатые предприятия, и у них созданы женсоветы. Женсовет  принимает очень активное участие в защите прав женщин, прав материнства при составлении трудового договора.

Недавно Союз женщин России провел учебу глав сельских поселений. Из семи регионов к нам приехало 25 глав сельских поселений. Мы в течение трех дней их учили законам, и как принимать конкретные решения. Они сидели с открытыми ртами. Мы поняли, что очень большой пробел в кадровой подготовке именно на этом уровне.
Надо поднимать гражданскую активность людей, суметь их организовать, да еще без денег. Чем ниже спускаешься на муниципальный уровень, тем денег все меньше и меньше.

У нас, например, нет сегодня закона по детям войны, хотя его лоббируют на федеральном уровне. Но пока мы не выполним обязательства перед участниками Великой Отечественной войны, это  нереально сделать. Мы должны вначале выполнить свои обязательства, те, которые в 1950-1980-е никто не выполнял и они накопились.

Мы говорим "Крепкая семья – стабильное государство", но семьи все разные. Мы считаем, что надо изменить отношение к многодетным семьям. Это и труд колоссальный, это и почетно, важно, чтобы говорили не только о количестве, но и о воспитании, какие дети воспитываются, какое качество воспитания. Но, к сожалению, всего 2,5-3% таких семей по России. На юге России, немножко больше таких семей, где-то до 6%, но это все равно низкий процент. Зато около 30% это неполные семьи, где одна мама (реже один папа) воспитывает ребенка. Таким семьям тоже надо помогать. Есть семьи, в которых дети-инвалиды, чаще всего в таких семьях (около 60% случаев) мужья бросают их, и мать одна воспитывает ребенка.

- Давайте подробнее поговорим о проблемах. Ведь получается так, что и в России и во всем мире союзы женщин есть. А вот о союзах мужчин, я, по крайней мере, не слышал. Какие-то клубы мужские, наверное, существуют, а вот союзов нет. Это говорит, наверное, о том, что дискриминация по гендерному признаку существует? Какие проблемы наиболее характерны для России?

- Вы очень правильно заметили, ведь разговор идет о том, чтобы не было ущемлений и прав мужчин. Мы в 1990-е провели ратификацию 154-й конвенции о равных гендерных семейных обязанностях. Бывает же так, чтобы мужчина мог взять декретный отпуск, иногда бывает так в семье, мама, например…

- Вы помните тут случай, когда мужчина подал на материнский капитал?

- Он выиграл ведь! Я сама этот закон представляла. Капитал хоть и называется материнский, но это капитал семейный, на него имеет право и мужчина, отец. Если по уходу за ребенком надо  отпуск взять отцу, он тоже имеет право. Сейчас говорят уже около 5% таких случаев, раньше было 2%.

- Я даже знаю такие семьи, когда отец уходит в декрет, а мама продолжает работать.

- В Алтайском крае у нас очень сильная организация, которую возглавляет Надежда Ремнева. У них в начале 2000-х  появился мужской кризисный центр. У нас есть кризисные центры для женщин, а кризисный центр для мужчин в Алтайском каре - единственный в РФ. Работает он очень активно, потому что все-таки женщины лучше социально адаптируются к разным экстремальным ситуациям, чем мужчины. Биологически женщина более выносливая и крепкая.
Так вот, в Алтайском каре областным законом установили праздник День отца. Он призван повышать статус отцовства, семьи, где лучшие отцы, где папа и мама, где папа один воспитывает. Они создали совет отцов на уровне города, района, сейчас у них областной совет, у них совет отцов при губернаторе Карлине есть. Когда Карлин сам собирает зал, где 300 человек отцов сидят и обсуждают проблемы, связанные с укреплением семьи, это очень важно.
В последующем этот опыт подхватили Липецкая, Ульяновская, Вологодская, Волгоградская области. Около 12 регионов приняли законы и отмечают эти праздники. Но дни все разные.
Союз женщин России подталкивает мужчин, общественные организации к созданию всероссийского света отцов. В 2008 году мы, Союз женщин России, провели первый форум отцов. Мы пригласили их из разных регионов через свои отделения, слушали и плакали, когда отцы рассказывали, как они занимаются воспитанием, как они приглашают матерей из неблагополучных семей, как их воспитывают. Советы отцов работают при школах, при детских дошкольных учреждениях, городские советы… Очень хорошо работают батюшки, православные матушки. Очень активно с ними завязаны женсоветы.
Сегодня советов отцов стало больше. Депутат Госдумы Александр Сидякин вышел с инициативой по поводу необходимости федерального Дня отца. Мы подключились, и 20 февраля у нас в Союзе женщин России они проводили круглый стол, приехали из Татарстана, из Красноярска, те, которые проводили акцию летом, приехали на мотоциклах от Владивостока многодетные семьи, отцы. Это не наше мероприятие было, но я радовалась, что мы в унисон работаем.

- Я слушаю вас и мне как мужчине очень приятно, что в России женщины не только занимаются своими правами, хотя, казалось бы, есть огромное количество забот, но и проблемами мужчин. У меня был опыт общения с европейскими женскими организациями. Я бы сказал, что они сильной феминистической нагоправленности. В частности, когда заходишь к ним в отделение, ни одного мужчины нет. И водители у них женщины. Я так предполагаю, что в нашем, российском союзе нет ничего подобного.

- Слово «феминизм» воспринимается как ругательное слово в нашем, российском сообществе. Феминизм – это защита прав женщины,  даже мужчины этим занимаются. Другое дело – есть феминизм европейский, есть феминизм американский. Американский вообще до абсурда доходит. Если, не дай бог, ты дверь открыл или пальто подал, или посмотрел на женщину…

- У меня опыт был следующий: я открыл дверь студентке из Испании, они проходили у нас практику в МГУ, а когда мы выходили с "пары", она побежала и открыла дверь мне, потому что полное равноправие.

- Кошмар! Ужас!..

20 лет назад в Пекине прошла международная конференция, на которую собрались 38 тысяч женщин. Представляете, какое бурное обсуждение происходило. Там выдвинули 12 направлений, по которым есть ущемление прав женщин в сфере здравоохранения, образования, по занятости женщин, в плане насилия над женщинами, СМИ и женщины…
Думаю, то, что касается, например, снижения материнской и младенческой смертности, мы за эти годы достигли положительных успехов. Такое направление как дискриминация в сфере оплаты труда,  единственное, по которому женщины во всем мире борются. Только разница в оплате за один и тот же труд у нас в России где-то около 30-40%, а в Европе и в развитых странах эта разница составляет около 10-15%. Тем не менее она тоже имеется.
Говорят, нам нужен уполномоченный по правам женщин. Я не против, но много-много лет должно пройти, прежде чем у нашего населения появится правовая грамотность.

- Это ведь определенный надзорный орган получается. Когда приезжает уполномоченный по правам ребенка, например, в какое-то определенное место, там люди собираются и очень сильно дисциплинируются.

- Чтобы решить проблему, которую он поднимает, должна хорошо работать судебная система. К сожалению, наши граждане еще не в полной мере знают свои права, технологию защиты своих прав. Не может один уполномоченный по правам человека защитить права женщин. Если ты хочешь защитить права, ты должна знать свои права и возможности, знать каким образом их защитить. На сегодняшний день у нас нет слова «дискриминация» ни в одном федеральном законе. Попытка провести его была очень трудной для нас. Но есть международный документ, который мы ратифицировали - Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, и в Конституции сказано, что если мы ратифицировали этот международный документ, то в соответствии с этим мы должны пользоваться этой формулировкой, и судебная система должна пользоваться этой формулировкой. К сожалению, не всегда это делается.