Руководитель Дагестана Рамазан Абдулатипов призвал правительство республики усилить работу по налаживанию торгово-экономических связей с Азербайджаном, Казахстаном и Ираном в рамках подготовки к проведению каспийского форума на тему «Межрегиональное сотрудничество прикаспийских государств». Кроме того, сейчас в Дагестане готовятся к двум важным праздникам -70-летию Победы в Великой Отечественной войне и 2000-летию Дербента. Обо всем этом Рамазан Абдулатипов лично рассказал "Вестнику Кавказа".

- Как сегодня Дагестан развивает экономические и культурные связи с соседними субъектами РФ и странами Южного Кавказа?

- Мы исторически связаны с Азербайджаном. Это бурно развивающаяся республика. Но проектов недостаточно. Мы об этом говорили с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и активизировали деятельность в этом направлении. Фактически мы содействовали ускорению подписания между нашими президентами соглашения о строительстве нового моста, чтобы был современный пропускной пункт между Россией и Азербайджаном.
Азербайджан также участвует в проекте по подготовке празднования 2000-летия Дербента. Мы планируем летом провести российско-азербайджанский симпозиум по культуре и образованию. То есть подвижки какие-то идут.
Такие же планы есть у нас и с Ингушетией, и с Чечней, со Ставропольским краем. Сейчас [губернатор Ставрополья] Владимир Владимиров прокладывает дорогу, на 60 км сокращает путь между Махачкалой и Ставрополем. Возможности есть, но нужна общегосударственная ориентация на такую работу. С пониманием к такой позиции относится и полпред Сергей Алимович Меликов.
Мы все вместе собирались у меня в Махачкале 13-14 января и сделали совместное заявление руководителей Северного Кавказа на этот счет.

- Как идет подготовка к празднованию 2000-летия Дербента?

- Во-первых, есть указ президента. (Владимир Путин подписал указ «О праздновании 2000-летия основания г. Дербента Республики Дагестан» в 2012 году), - прим. ред.). Во-вторых, по моей просьбе президент дал поручение продлить мероприятия по празднованию до 2018 года. Следовательно, мы не заканчиваем в этом году, поскольку не успевали сделать многое.
Есть хорошие проекты. Сейчас мы приводим в порядок 13 улиц. Я был недавно в Дербенте, обошел все исторические места, все исторические памятники, начиная с кладбищ, заканчивая банями. Уникальное там всё. Девичья баня, мужская баня. Памятники V, VI, XII, XVII веков надо восстанавливать. Кавказская, или Македонская, или Дербентская стена, которая уходила на 30-80 км в горы и на сто метров в море - уникальное сооружение. Первоначально она строилась из саманного кирпича, потом строительство было продолжено персидским царем Ануширваном. А строили мастера из Дагестана и Азербайджана. Это был самый крупный город на Кавказе и самый крупный торговый центр.
Мы планируем в следующем году проведение Международного каспийского форума. Сегодня ведь мало, кто занимается Каспием. Даже на политическом уровне замкнулись на проблеме определения границ на дне Каспийского моря. Поэтому призыв будет такой: "Выходите со дна на поверхность, и давайте сотрудничать". Вокруг Каспия живет где-то 500 с лишним миллионов человек. Валовой продукт - около 7 триллионов долларов. Это должно работать. Я в 1995 году провел Каспийскую межпарламентскую ассамблею, но тогда не поддержали эту идею. Сегодня мы к ней возвращаемся. Думаю, будет большая поддержка и со стороны Азербайджана, и со стороны Казахстана, и российское руководство поддержит эти меры, и Астрахань подключится.

- В прошлом году проходил саммит прикаспийских государств…

- Я был на этом саммите. Губернаторов пригласили на вечерний банкет, а совместной работы по интеграции регионов прикаспийских государств не было. Политикой пускай главы государств занимаются, а нам надо насыщать такие мероприятия конкретным содержанием.

- Страна готовится к 70-летию Победы. Что эта дата значит для Дагестана?

- Дагестан исторически всегда считался страной воинов. И не только Дагестан, но и весь Кавказ. Поэтому вопросы защиты Отечества - в крови у дагестанцев. В первые же дни войны на фронт ушли тысячи дагестанцев, в том числе женщины.
Дагестанки объявляли сбор средств для создания танковой дивизии. У наших невест серебряный костюм весит 10 кг. Старинные костюмы, которые лежали в сундуках у многих дагестанок, они сдали их, чтобы создать танковую колонну "Шамиль".
У моего отца была "бронь от армии" как у одного из руководителей района, но он был в числе первых, кто ушел на фронт. Он был защитником Севастополя, дважды ранен, а после этого вернулся и продолжал работать. Помню, отец приехал и спросил, почему у всех в селе вдруг стали зеленые глаза. А есть-то было нечего, ели траву, посыпанную толокном.
При этом отец считал, что мы не имеем права говорить, что принимали какое-то особое участие в Великой Отечественной войне. Он видел оккупированные территории, видел, как страдали женщины и дети. По-настоящему войну прошли те, кто был в оккупации. Они прошли через издевательства, оскорбления. Это все прочувствовали на себе и Белоруссия, и Украина. На Украине были и предатели, которых сегодня восхваляют…
…Говорят, что дагестанцы больше всех воевали против царского самодержавия, ни один народ в России не воевал столько времени, сколько Дагестан и Чечня. Сегодня говорят, что не надо было воевать. Но тогда не надо было нападать. А то нападали на наши дома и говорили, что кавказцы агрессивные. Мы же защищали свой дом. Но при этом, еще с IX века находились в добрых отношениях с русскими людьми. Почему дагестанцы, да и чеченцы, и черкесы не поддержали Персию или Турцию в войнах, которые с ним вела Россия? Потому что дагестанцы почувствовали, что от них будет больше жестокости и гнета, чем от России. Так и было до Ермолова. Я считаю, если бы не Ермолов, то не было бы Кавказской войны. Даже сам Ермолов писал: "В Дагестане в целом хорошо относятся к русским, особенно аварцы".

- Уже после вхождения этих территорий в состав Российской империи аварцы входили в гвардию при императоре, были одними из самых преданных…

- Конечно. Аварцы входили в состав лейб-гвардейских подразделений царского конвоя. Это какой уровень доверия!
У нас в отношении русских не было никогда озлобленности ни до Кавказской войны, ни после, хотя эта война очень жестоко обошлась, в том числе, с русскими солдатами.
Кроме того, когда Ермолов пришел на Кавказ, мы уже были в составе России. Многие выдающиеся деятели, в том числе [главнокомандующий на Кавказе, князь Александр Иванович] Барятинский, писали, что надо было обустраивать этот край, привлекать горцев к управлению, тогда не было бы никаких войн на Кавказе. А Ермолов был героем Отечественной войны 1812 года, это был воинственный человек, и у него был наполеоновский синдром, что он должен командовать.

- Он просто использовал подход, который был свойственен французской армии, против горских народов.

- Вы посмотрите, как приходил Петр I в Дербент, Махачкалу, Тарки? Ни одного человека он не убил. Ключи были вручены от Дербента. Зачем было после этого воевать? Если кто-то ищет на Кавказе войну, он получит войну, если кто-то ищет на Кавказе мир и дружбу, то более верного народа, чем кавказцы, он не найдет.
Я категорически против того, когда начинают мстить истории - "в каком-то веке мы с ними воевали, давайте продолжим войну". Ребята, эта война закончилась, притом, имам Шамиль оставил нам наставление: "Никогда не воюйте с Россией, это великая держава, максимально дружите, я благодарен к царю за такое отношение уважительное ко мне".

- Многие поколения дагестанцев и народов Кавказа выполняли его завет…

- Конечно. Надо иметь мужество, если к тебе пришел враг, ответить ему. Но надо иметь еще большее мужество - если мы прекратили войну, найти в бывших врагах самых близких для себя людей. Поэтому у дагестанцев, особенно моего поколения, было представление, что русские люди - святые люди. К нам далеко в горные аулы приезжали русские учителя. Поэтому и Великую Отечественную войну мы воспринимали как войну против всего советского народа. Конечно, главную роль в этой войне играл русский народ, это тоже было понятно всем.
Но [в ходе наступления Красной Армии в Крыму] Магомед Абдулманапов, когда расстреливали его русских товарищей, в ответ на предложение "ты чужой, ты кавказец, мусульманин, откажись от них, и будешь жить" плюнул в лицо фашисту и погиб вместе со своими братьями-русскими. Это подвиг. Наши отцы и деды вместе проливали кровь. Мой отец был ранен на поле брани. Он говорил: "Если бы ни старший лейтенант Володя, который меня вытащил с поля боя, то через 30 минут на это место пришли фашисты, и меня бы не было… Когда я начал стонать, а на соседней телеге увидел женщину с еще более страшным ранением, которая принялась меня успокаивать, и мне стало стыдно". Вот что такое русский человек, русский воин!
Память – это не цветок положить у Вечного огня, это наша культура. Победа - это наше мировоззрение. Поэтому я был одним из тех, кто организовал, будучи ректором [Московского государственного университета культуры и искусств], парад наследников Победы. Я каждому студенту сказал: "Напишите на дощечке фамилию своего дедушки, бабушки, кто воевал, и давайте выйдем 9 мая на парад наследников, наши ряды не должны редеть". И сегодня этот парад идет и в Дагестане, и в других регионах.