"Проводить нельзя переносить". Как издательства отреагировали на проведение книжного фестиваля "Красная площадь"

.
Поделиться
"Проводить нельзя переносить". Как издательства отреагировали на проведение книжного фестиваля "Красная площадь"

Книжные открылись, правда не все. Библио-глобус пригласит покупателей только 1 июля, магазины Московский дом книги, «Москва» и некоторые другие ждут уже сейчас. А мы не спешим покидать защитные стены, выходить из самоизоляции, поэтому продажи минимальны. Чтобы придать нам, засидевшимся и напуганным, ускорение, вывести одних из оцепенения, а другим показать, что не надо бояться переступать порог своего убежища, в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) решились провести традиционный фестиваль «Красная площадь» в числа, когда он и должен был изначально проходить. Планы строили еще в декабре прошлого года, тогда же выделялся бюджет и версталась предварительная программа.

Стартует «Красная площадь» 6 июня, финиширует – 8. По многим параметрам пройдет «скромнее». Часы работы с 12 до 22. День разделен на сеансы по 2 часа. И во время каждого на Красной площади должно присутствовать строго просчитанное число посетителей. В итоге ожидаемое общее количество преданных книгочеев снизится до 18 тысяч, против ста в прошлые годы. Мероприятие бесплатное, но билеты на него надо приобретать, иначе организаторы не смогут вести учет. Продуманы все возможные меры безопасности – тепловизоры на входе, проверенные на коронавирус консультанты в пластиковых масках, защищающих лицо целиком, соблюдение дистанции и далее по списку, известному москвичам. Одних санитайзеров закуплено три тонны. Об этом и многом другом говорилось на пресс-конференции, которая прошла онлайн 4 июня в ТАСС.

До последнего момента не заканчивались споры: отменят – проведут. После того, как показали уже собранные павильоны, шатры и монтируемую сцену, сомнения отпали. Но вопросы остались, например, как быть читателям 65+, которым проход на этот праздник книги заказан, равно как и детям до семи лет. Пандемия усилила дискриминацию по возрасту, дескать мы вас бережем, поэтому никуда не пускаем – всяк сверчок знай свой шесток. Вывод оставляет неприятный осадок, какими благими намерениями его не объясняй. После анонса мероприятий, запланированных на разных площадках, захотелось подумать, а действительно ли каждый «шаг» фестиваля настолько интересен, чтобы ради него рисковать здоровьем. Многое мы уже видели и слышали до пандемии или во время нее через Zoom или в другом исполнении. К тому же есть возможность почти всю программу посмотреть онлайн.

Не могу подвергать опасности коллег и читателей. Речь о человеческих жизнях, не до денег.

Издательства к «Красной площади» готовятся в ускоренном ритме. Письма с призывами быть в назначенные дни на правильно оборудованном месте и принимать читателей, не нарушая распоряжений Роспотребнадзора, пришли буквально за неделю-другую до фестиваля. Оказалось, не все хотят рисковать даже после существенного спада продаж из-за режима самоизоляции. Почти 25 значимых «игроков» не пойдут на Красную площадь. Среди них «Абрикобукс», «Альпина нон-фикшн», «Белая ворона», «Новое литературное обозрение», «Поляндрия», «Розовый жираф», «Самокат», «Синдбад», Ad Marginem, Individuum, и другие.

Вот как специально для ZN прокомментировала свое решение директор издательства Phantom Press Алла Штейнман:

«Для нашего издательства фестиваль «Красная площадь» – всегда был настоящим летним праздником, несмотря на традиционные в эти дни холод и дожди. И никакая погода не останавливала нас от участия в нем. Но случился коронавирус и, к огромному сожалению, я вынуждена отказаться от участия в фестивале. Красная площадь и non/fiction – наши главные выставки. К ним мы готовимся задолго. Весь издательский план на год строится с прицелом на эти выставки. В этом году к “Красной площади” планировалось издать 5 главных летних новинок, но пандемия внесла коррективы. Конечно же, фестиваль – это уникальная возможность пообщаться с читателями, рассказать про книги, продать их и заработать денег в кризисное время.

Карантин мы еще не пережили, и его последствия будут чувствоваться еще долго. По моим расчетам, за месяцы карантина мы не досчитались около 70% оборотных денег. Хорошо, что интернет-магазины активно работали, электронные и аудиокниги продавались в обычном режиме. Издательства получают оплаты от дистрибуторов с большой отсрочкой, поэтому в апреле-мае нам вернулись деньги за книги, проданные в январе и феврале. В марте-мае почти все офлайн-магазины ничего не платили и до сих пор не платят. И в августе, сентябре мы остро почувствуем последствия карантина, когда будем получать деньги за весенние месяцы, точнее почти ничего не будем получать. И несмотря на это, пока не снят карантин, когда число заболевших и умерших не становится меньше, я приняла решение не участвовать в фестивале. Не могу подвергать опасности коллег и читателей. Речь о человеческих жизнях, не до денег.

Никакие меры профилактики, которые будут приняты, не гарантируют людям полную безопасность. Ситуация мне представляется несколько сюрреалистической. Мэр Москвы продлил карантин, регламентирует по часам и домам прогулки, везде отменены массовые мероприятия, в параллельной реальности же состоится книжный фестиваль. Ни в одной стране, вышедшей из карантина раньше России, пока не разрешены массовые мероприятия.

Есть серьезная проблема возврата к обычной жизни. За месяцы карантина у многих людей сформировался страх физического контакта с окружающими. Люди боятся выходить на работу, ездить в транспорте. Хотелось бы задать резонный вопрос оргкомитету фестиваля: «А почему нельзя провести фестиваль в августе?»

Ситуация мне представляется несколько сюрреалистической. Мэр Москвы продлил карантин, регламентирует по часам и домам прогулки, везде отменены массовые мероприятия, в параллельной реальности же состоится книжный фестиваль.

Оргкомитет фестиваля ответил на этот вопрос: Красная площадь занята – в августе на ней пройдет парад военных оркестров.

Издательская группа Эксмо-АСТ среди оппонентов Phantom Press. Решение этого крупнейшего издательства имеет свои резоны. Комментирует Екатерина Кожанова – PR-директор организации:

«Мы удивились такой решимости Роспечати, согласились не сразу, сначала разобрались, насколько безопасно все будет организовано. Хватит ли у нас ресурсов соответствовать правилам? Поняли, что посещение фестиваля будет не опаснее посещения продуктового магазина, а точнее менее опасно, поскольку фестиваль проходит на открытом воздухе.

Мы поняли, резон есть, поскольку мы получаем возможность рассказать о новинках, вышедших за карантин. Если не поспешим, читатели будут раскачиваться до осени. Книжные ведь открылись, но люди в них не спешат. А мы не можем простаивать. На складе много книг накопилось. Есть люди, уставшие сидеть дома, вот они и должны прийти.

Посещение фестиваля будет не опаснее посещения продуктового магазина, а точнее менее опасно, поскольку фестиваль проходит на открытом воздухе.

Книг за последние месяцы было меньше, но они выходили. А по структуре потребления 70% нашей продукции реализуется офлайн. Закрытие магазинов привело к резкому падению продаж. Народ не бежит в книжные, и когда пойдет – большой вопрос. Нужна поэтапная работа с читателями. Даже с теми, кто уже готов делать шаги в сторону очного общения с книгами. И фестиваль должен стать первым этапом на этом маршруте. Информации о книжных новинках достаточно, но ею пользуется узкий круг людей. Они читают своих критиков, разбираются в контексте и безошибочно определяют собственный круг чтения. Такие профессиональные, активные читатели, которым легко заказать книгу в интернете. Но большинство наших потребителей ориентируется на непосредственное общение с изданием на полке книжного магазина. И для них “Красная площадь – главный информационный спонсор. Не сентябрьская ММКВЯ, а этот весенне-летний фестиваль. Мы понимаем, что он не станет рентабельным, но мы скажем людям, что книжные открылись и новинки в бумажном формате ждут читателей. И еще мы надеемся, что расширим опыт презентации новинок онлайн. За период самоизоляции стало ясно, что его надо расширять. Все ссылки на онлайн трансляции будут опубликованы в программе на сайте фестиваля, редакций, в социальных сетях.

Программу продумали, она, к сожалению, будет отличатся от той, что предлагалась в прошлые годы. Многие встречи пройдут онлайн – с Людмилой Улицкой, например, Евгением Водолазкиным и другими известными авторами. Но будут и очные встречи.