В конце января Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла поправку о приостановке права России голосовать и быть представленной в руководящих органах ассамблеи на открытии сессии в апреле. В свою очередь, глава российской делегации Алексей Пушков заявил, что Россия покидает ПАСЕ до конца года. О сути этих шагов "Вестнику Кавказа" рассказал сенатор от Рязанской области, член Комитета по международным делам Игорь Морозов.

- Игорь Николаевич, в чем, на ваш взгляд, был смысл исключения России из работы ПАСЕ?

- Это большая ошибка ПАСЕ, потому что таким образом была потеряна возможность диалога между парламентами стран Совета Европы и Россией. Эта изоляция никак не решает тех проблем, которые были обозначены и озвучены на комитетах, комиссиях, фракционных группах и, в конечном счете, вылились в заключительную резолюцию ПАСЕ.
Председатель ПАСЕ Анн Брассер не является аккумулятором позитивного развития демократии, верховенства права, защиты прав граждан, свободы слова. А это то, что декларируется всегда не только в ПАСЕ, но и в Европарламенте, это отвечает сегодняшним нормам демократии. Нам показалось, что климат, который был создан на зимней сессии ПАСЕ, диаметрально противоположен демократическим нормам парламентаризма.
Поэтому в этом году мы просто не будем выезжать на сессии ПАСЕ, не будем работать в комитетах, не будем принимать ни одну миссию ПАСЕ на своей территории.
В конце года мы решим, остаться в старейшей парламентской организации Европы или просто выйти из нее, переключив всю свою активность на другие парламентские площадки. Есть же Парламентская ассамблея ОБСЕ, Парламентская ассамблея стран Средиземноморья, азиатско-тихоокеанский парламентский вектор.

- Кто-то целенаправленно подталкивает Россию остановить членство в Совете Европы?

- Анн Брассер является проводником американской политики в парламентском измерении Западной Европы, она делает все, чтобы разрушить возможности общеевропейского парламентского диалога. Американцы поставили перед собой задачу разрушить отношения между Западной Европой и Россией, чтобы не допустить слияния западноевропейского капитала и современных технологий с российскими природными и людскими ресурсами. Американцы боятся в этом потеряться, они боятся, что если Европа, объединившись с Россией, станет экономически независимой от США, тогда у США пропадет влияние на своих партнеров по НАТО.
Только украинская ситуация, которая была профинансирована и организована американцами, фактически подтолкнула к развитию и реанимации НАТО. Это означает, что деньги налогоплательщиков Европы потекут в Соединенные Штаты, будут создаваться новые рабочие места, будет развиваться оборонно-промышленный комплекс, новые технологии.
От санкционных мер пострадала и Россия, и Европа, а американцы играют на большой шахматной доске свою партию. Нам хотелось бы, чтобы европейцы как можно быстрее это поняли.

- Дебаты в Страсбурге были острыми, и голосование против России прошло с небольшим перевесом. Кто поддержал Россию?

- Я с большой благодарностью хочу передать привет всем парламентариям, которые полном составом национальных делегаций проголосовали против резолюции, лишившей права голоса и другой работы в ПАСЕ Российскую Федерацию. Это делегация Азербайджана, делегации Сербии, Кипра, Черногории, и мы благодарны своим коллегам за правильное понимание всего того, что происходит на этой большой шахматной доске. Большую лепту внесли делегаты из европейских парламентов Австрии, Швейцарии, Дании, Бельгии, Франции, Германии, Италии. Это те коллеги-парламентарии, которые активно с нами сотрудничают в группах дружбы и взаимодействия, это те, кто приезжал в течение предыдущего года к нам, понимая, что есть ряд спорных вопросов, которые нужно обсуждать. Они по-настоящему выстраивали диалоговые площадки, приезжая как в Совет Федерации, так и в Госдуму, приглашая нас к себе и не боясь публичности обсуждений вопросов по Крыму, по Донбассу, по санкционной политике. Они с большой долей политического мужества голосовали и выступали на пленарном заседании против ограничительных мер в отношении России.

- Вы недавно вернулись из поездки Латинской Америке, где главным пунктом посещения был Эквадор – там проходила 23-я сессия Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума. Чем важна для России эта организация?

- Мы были на очередном заседании Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума, и атмосфера в этой парламентской организации очень резко отличается в позитивную сторону от того, что мы видели в ПАСЕ. Там собрались парламентарии стран, которые вместе с нами выступают за формирование многополярного мира. Выступление [спикера Совета Федерации] Валентины Ивановны Матвиенко на пленарном заседании вызвало шквал аплодисментов, и сама дискуссия пошла в направлении формирования полицентричного мира. Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум имеет совершенно другую структуру работы в рабочих группах, потому что основной принцип (как и в парламентской ассамблее ОБСЕ, и парламентской ассамблее стран Средиземноморья) принцип консенсуса — там все должны договориться по той или иной формулировке.
Мы имеем там огромную поддержку со стороны латиноамериканских стран, которые уже выстраивают свои интеграционно-экономические объединения и готовы сотрудничать с Россией, с Евразийским экономическим союзом. Они с большой надеждой смотрят на БРИКС — особенно на его новые организации — это Банк развития и пул резервных валют, в которых хотят участвовать. Потому что каждая страна ощущает на себе засилье доллара. Когда мы рассказывали о том, что мы с Китаем вышли уже на формат оплаты внешнеторгового контракта в режиме юань-рубль и в прошлом году за 4 месяца реализовали валютный своп, эквивалентный 25 миллиардов долларов, то это просто в сознании людей — новая форма экономического устройства мира.
Мы в огромном составе не можем решить, как реструктуризировать МВФ и дать возможность новым экономикам иметь право голоса в соответствии со их вкладом в мировой ВВП, зато мы можем пойти другим путем. Мы можем не зависеть от американского Конгресса. Мы можем идти по пути формирования нового международного валютного фонда в лице нового Банка развития БРИКС. И нам откровенно об этом говорили многие страны как Латинской Америки, так и азиатской части этого блока. Мы нашли хорошее понимание всех новых идей, начиная от многополярного мира и заканчивая реформированием валютной системы — и нам там комфортно, мы будем продолжать развивать азиатско-тихоокеанский вектор.