30 мая 2021 состоялась долгожданная московская премьера оратории Феликса Мендельсона «Илия». Ждали тринадцать месяцев. Свершилось. Именно так, высоким слогом и надо говорить об этом произведении – одном из самых совершенных в истории музыки. И те, кто был на премьере в Зарядье, разделяет наш восторг.

Первый раз оратория Мендельсона прозвучала в Бирмингеме в 1846 году. Композитор написал ее по заказу Бирмингемского триеннале (Трехлетний музыкальный фестиваль в Бирмингеме, Англия, проводился с 1784 по 1912 годы. – Z).

«Еще ни одна моя вещь, при первом исполнении, не проходила так превосходно, не была принята с таким энтузиазмом и исполнителями, и слушателями, как эта оратория», – сообщил Мендельсон в письме брату. Слова композитора верны и 170 лет спустя.

Два с лишним часа зрители зала «Зарядье» дышали и не дышали в такт музыке Мендельсона. Кто-то шевелил губами, повторяя слова из речитативов, арий и хоралов, напечатанные в программках.

На сцене – вокальный ансамбль INTRADA под руководством Екатерины Антоненко, оркестр Musica Viva, за дирижерским пультом Максим Емельянычев. Пять солистов – Владислав Сулимский, Мариинский театр, Ольга Толкмит, Геликон-Опера, Альбина Латипова и Бехзод Давронов, Большой театр, и восходящая звезда из Германии Мари Зайдлер. В Москве Мари Зайдлер выступает впервые, но в «Илии» поет не первый раз.

Либретто к оратории Мендельсон написал сам. Герой произведения – ветхозаветный пророк Илия, преданный единому Богу и своими делами доказывающий его могущество. События, происходят в Израиле за 900 лет до рождества Христова во времена правления нечестивого царя Ахава. Илия во славу Бога творит чудеса, карает и спасает: насылает засуху и избавляет от нее, воскрешает внезапно умершего сына вдовы, побеждает в споре с языческими жрецами. В конце истории пророк поднимается на гору и возносится к Господу, предсказывая свое второе пришествие. Хор поет, предвосхищая свершение этого пророчества: «И снова в мир явился Илия, словно пламя, со словом жгучим, точно факел в конце во смерти». Накал страстей велик, следуя за музыкой, мы проникаемся трагичностью повествования в полной мере.

Традиции исполнения ораторий заложены Генделем. Хор INTRADA и оркестр Musica Viva следует традициям. Хор ведет диалог с персонажами. Музыканты играют и на старинных, и на современных инструментах. Собрать такую большую команду, выстроить ее и подчинить своей идее под силу очень талантливому и опытному мастеру.

«В «Илие» множество номеров невероятной красоты. Это один из величайших образцов ораториального жанра. Конечно, слышатся влияние барокко. Мы стараемся играть с осознанием того, как это произведение могло исполняться в то время, говорит Максим Емельянычев. – Музыка сама по себе может выражать очень многое. Музыка с текстом выражает еще больше. И каждый из слушателей найдет в этой музыке свой смысл».

«Я наслаждаюсь музыкой, это счастье петь Мендельсона. У меня непростая задача, пою партии двух персонажей – язычницы Иезавель и Ангела. Непросто переключаться с одной героини на другую. Но вокруг меня замечательные исполнители, и они мне очень помогают», – признается меццо-сопрано Мари Зайдлер.

Солист Мариинского театра Владислав Сулимский впервые поет свою партию – ветхозаветного пророка Илии. Работая над ней, артист слушал записи разных лет. Ораторию часто исполняют за рубежом. Чего не скажешь о России. 

Зал «Зарядье вел трансляцию концерта.  Его могли посмотреть в России и во всем мире. Надеемся, так и случилось. Исполнение оратории – и само по себе большое событие. А в наше время у него есть и еще один смысл: мир пока не вышел из пандемии, но живая музыка уже вернулась в концертные залы.

«Реальное искусство необходимо. И оно никогда не уйдет», – убежден Максим Емельянычев.

 

фото: Ира Полярная / Опера Априори